НЕСКУЧНЫЙ РУССКИЙ. Славянская азбука – не просто азбука

24.05.2023 | 1685 просмотра(ов)

Сегодня отмечается День славянской письменности и культуры, приуроченный к Дню памяти братьев-просветителей Кирилла и Мефодия. С их именами связано возникновение первой славянской азбуки, которую они использовали для перевода греческих богослужебных книг.

Несмотря на то, что азбука славян называется кириллицей (в честь Кирилла), первой всё-таки была другая азбука – глаголица. По мнению большинства исследователей, она и была создана Константином Философом (в пострижении Кириллом). На древность глаголицы указывают некоторые признаки, прежде всего палимпсесты – рукописи на пергаменте поверх ранее написанного. Поскольку пергамент был дорогим материалом, для его экономии тексты на него могли наноситься по нескольку раз. До нас дошли пергаменты, на которых сначала был записан текст на глаголице, а потом уже нанесён кириллический. Предположительно, создателем кириллицы является ученик Константина Климент Охридский. При этом глаголица и кириллица почти совпадают по составу букв и их названиям, но сильно различаются по написанию.

Создание славянской азбуки было и великой гуманистической миссией братьев-просветителей, ведь оно позволило славянам отстоять право на приобщение к вершине духовной культуры европейской цивилизации – христианству – через богослужение на родном языке в противовес доктрине «триязычников», признававших литургическое предназначение только еврейского, греческого и латинского языков. С этим связан и тот факт, что, создавая азбуку, Константин Философ заложил в её первоэлементы (буквы), в их начертания и наименования, глубокий сакральный, культурно-исторический и нравственный смысл.

Каждая буква кириллицы (и глаголицы тоже) имела своё наименование. И это было полноценное слово: а – «аз», б – «буки», в – «веди», г – «глагол», д – «добро». В названиях букв использовались разные части речи. Например, «аз» – это местоимение, «буки» – существительное, «веди» – глагол, «зело» – наречие. Всё больше исследователей приходят к мысли, что эти названия букв не являлись произвольными, случайными, а наоборот, имели внутреннюю связь друг с другом. Не вызывает сомнения тот факт, что в ключевых словах азбуки ‒ наименованиях предметного характера ‒ легко узнаются привычные, традиционные символы христианской культуры, представляющие «вечные истины»: добро (буква д), покой (п), слово (с).

Известный филолог, знаток истории русского языка Лидия Савельева, которая активно занималась изучением этой темы, указывает на лексическую, синтаксическую и логико-поэтическую связность названий букв. Исследователь считает, что этот азбучный именник (совокупность названий букв) представляет собой первый оригинальный славянский текст (создан в IX веке), при этом построенный по законам ритмики и несущий в себе некий смысл, духовный и проповеднический посыл.

На особый, духовный смысл букв славянской азбуки указывал и известный учёный-литературовед, защитник русской культуры Дмитрий Лихачёв. В 1928 году выступая в студенческом кружке, он так обозначил свое видение преимуществ старой орфографии (до её реформы в начале ХХ века, когда были упразднены буквы «ять» (ѣ), «фита» (ѳ) «и десятеричное» (i): «Разве случайно, что через "ять" пишутся исконно русские слова. И по большей части православно-церковные: вера, вечность, венец, а не черт или пекло. И не погасла ли в стране нашей вера, оттого что мы стали писать её через "е"?».

Славянская азбука претерпела изменения с момента своего создания. Самыми масштабными считаются две реформы: во времена Петра Первого, когда были упразднены уже ненужные буквы греческого происхождения («кси», «пси», «омега»), надстрочные знаки и введён гражданский шрифт, и в начале ХХ века, о которой уже говорилось выше.

Однако при всех метаморфозах до сегодняшнего дня кириллица сохранила свою обособленность, обозначая ареал славянского мира. Недаром болгарский язык, который объективно дальше от русского, чем польский (в болгарском языке нет падежей и есть артикли) кажется гораздо ближе и понятнее, чем близкий нам польский, подвергшийся влиянию латиницы. Эта обособленность кириллицы особенно ощущается на фоне латиницы, которая слишком «обща», ею пользуются народы, далёкие друга от друга по языку и менталитету – норвежцы и испанцы, немцы и французы.

Подобная обособленность характерна и для национальных алфавитов, например, армянского и грузинского. Так, красивое и загадочное для посторонних армянское письмо помогло армянам сохраниться как единому народу даже после того, как они оказались подданными разных империй. Нельзя не сказать в этой связи и про еврейский алфавит. Именно молитвенное отношение к каждой букве Торы позволило случиться необыкновенному чуду – возрождению полноценного живого языка с несколькими миллионами носителей после полутора тысячелетий исключительно книжного существования иврита.

Уникальность армянского,  еврейского, грузинского письма как бы отражает некое внутреннее единство этих народностей, их обособленность от других культур.

В этом отношении кириллица занимает промежуточное положение. Она не столь резко обособлена, как иврит. Но всё-таки требует отдельного изучения: западный европеец не может прочесть её без специальной подготовки, несмотря на совпадение более чем половины букв. Это нередко приводит к забавным ситуациям. В России многих европейцев ставит в тупик загадочное, похожее на египетское слово «пектопах» (РЕСТОРАН). Или они зависают перед товаром в упаковке с надписью «Веер», пытаясь понять, что же такое «Бип»? А это всего лишь веер, опахало.

Конечно, такие комичные наложения случаются в разных языках. Но обособленность кириллицы ставит перед её носителями и более сложные задачи. Например, включение её в интернет-пространство, без которого немыслима жизнь современного человека. Не все браузеры поддерживают кириллицу, в онлайн-среде все пароли мы всегда вводим латиницей. Существует ещё много других сложностей с распространением кириллицы в современном мире и глобальной сети. Однако значение её от этого не умаляется. Борис Тарасов, литературовед и писатель, бывший редактор Литературного института имени А. М. Горького, так выразил значение подвига Кирилла и Мефодия и создания славянской азбуки: «...славяне обрели в кириллице языковую основу, на которой происходила христианизация их языческого мировосприятия, формировались национальное самосознание и духовная целостность, складывалось единое историческое и культурное пространство, возрастала восточноправославная цивилизация. Переводы богослужебных книг и других христианских текстов создавали церковнославянскую письменность и языковую среду, в лоне которой зарождались и развивались культурные коды и архетипы, тысячелетние традиции русской духовности, философии, искусства, литературы... Передаваясь от поколения к поколению (в том числе в графике), эти традиции сохраняют для них энергийную память представлений о человеке как образе и подобии Божием, а не только биологическом существе, о главных вопросах жизни и высших смыслах бытия».

 

Материал подготовила заведующая редакционно-издательским отделом О. В. Осипова

Русский