ИНТЕРЕСНОЕ В ПРЕССЕ. Ангелы смерти Бориса Васильева

24.05.2024 | 98 просмотра(ов)

К 100-летию со дня рождения Бориса Васильева, которое отмечалось 21 мая, о писателе и его самой известной повести «А зори здесь тихие» читателям газеты «Аргументы и факты» рассказывает Константин Кудряшов.

Борис Васильев считается одним из лучших представителей «лейтенантской прозы» наряду с Юрием Бондаревым, Виктором Астафьевым, Василем Быковым. По его знаковым произведениям «Танкисты», «В списках не значился», «Завтра была война» снимали известные фильмы.

Пьеса «Танкисты» датируется 1954 годом. Но это была всё-таки пьеса. Что касается «настоящей литературы» о войне, он был скорее ведомым. «Мне нравилась эта проза, – признавался он. – Я читал запоем: мои ровесники пишут – из тех, кто остался в живых. Поэтому и я стал писать…»

В 1969 году в журнале «Юность» опубликована повесть Васильева «А зори здесь тихие». За этим номером журнала охотились, выпрашивали на ночь, «зачитывали» без возврата, а в библиотеках выстраивались очереди. Она перевернула представление о войне. Он был первым, кто по-настоящему поднял тему «Женщина на войне». И вовсе не в жанре «лейтенантской прозы».

С «правдой войны и правдой жизни» дело обстоит хуже всего. За несоответствие реальности повесть критиковали все, начиная с фронтовиков и заканчивая историками. Изначально повесть строилась на реальных событиях – осенью 1942 года на Кировской железной дороге семеро солдат не дали немецким диверсантам подорвать пути и полегли все, кроме одного. Но ловили диверсантов тогда матёрые «волкодавы» из спецподразделений НКВД – две роты под общим руководством начальника Особого отдела НКВД Северного фронта Павла Куприна. И ловили долго – с сентября по ноябрь. Поэтому, когда ветераны говорили, что старшина Васков и пять его подчинённых не могли остановить 16 немцев из элитных частей, они, скорее всего, правы.

И одновременно – нет. Васильев написал не автобиографическую повесть, а нечто иное: «Я хорошо знаю войну в лесах, войну без линии фронта. Я не отношу к себе термин «военная проза». Я всегда старался писать о человеке. Человеке в экстремальных условиях. Ему не на кого свалить ответственность, когда нет ни штабов, ни командиров, ни выполнения приказов, ни тылов…»

Боевые действия в лесах, без линии фронта, без начальства. Это было и в Великую Отечественную, и в Отечественную войну 1812 года, и во время Смуты начала XVII века или Евпатия Коловрата и так далее. Васильев создал универсальную повесть – притчу о войне, когда на твою землю пришли чужие и им надо дать отпор.

Самые жуткие моменты, когда убивают Соню Гурвич и когда Васков с Женей Комельковой мстят за эту смерть.

Это не «война моторов» как иногда называют Вторую мировую. Это просто война. Так наши предки сражались с врагом – половцами, германцами, хазарами.

«Тут ведь женщина по живой голове прикладом била, баба, мать будущая, в которой самой природой ненависть к убийству заложена…» – говорит старшина Васков. Но когда-то давно считалось, что женщина – это ворота между мирами. Она даёт жизнь, но имеет право жизнь и отнять.

Совсем иначе тогда звучат последние слова Васкова в повести: «Что взяли? Взяли, да? Пять девчат, пять девочек было всего, всего пятеро! А не прошли вы, никуда не прошли и сдохнете, здесь, все сдохнете!»

Статью Константина Кудряшова «Ангелы смерти Бориса Васильева» читайте в газете «Аргументы и факты» №20 за 2024 год.

 

Информацию подготовила ведущий библиотекарь отдела периодических изданий О. В. Аралова

 

Русский