СНИМАЕТСЯ КИНО! "СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ, ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ"

18.11.2023 | 883 просмотра(ов)

В рубрике «Снимается кино!» предлагаем вашему вниманию рассказы об истории создания легендарных фильмов разных жанров, вошедших в золотой фонд отечественного кинематографа. Вы узнаете интересные факты о том, как снимались фильмы, о режиссёрских и актёрских открытиях, о судьбах многих из них, забытых в наше время, а также, какие киноляпы не были замечены зрителями.

При подготовке были использованы материалы из фондов Национальной библиотеки имени. С. Г. Чавайна и открытых источников.

 

Фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих» - это глубокий, пронзительный, романтический фильм о дружбе и предательстве, о любви и ненависти, о правде и лжи.

Действие в картине разворачивается в 20-е годы прошлого века, в маленьком губернском городке на юге России. Закончилась гражданская война, но до полной победы большевиков ещё далеко. В округе активно действуют бандиты, и пятеро друзей, бывших красных бойцов, вступают с ними в смертельную схватку. А пропавший золотой груз, предназначенный для покупки хлеба за границей, ставит под угрозу и саму их дружбу. Самое страшное для чекистов – момент сомнения в друге. Но даже тогда, когда Егор Шилов (Ю. Богатырёв), на которого падает подозрение, бежит из-под ареста, председатель губкома Василий Сарычев (А. Солоницын) упорно повторяет: «Не верю, не верю!»

Этот фильм стал дебютным для Никиты Михалкова в качестве режиссёра. В 1970-е годы были популярны вестерны с американским актёром Клинтом Иствудом. Находясь под впечатлением от них, Н. Михалков и сам решил снять зрелищный боевик с драками, погонями, стрельбой и сложными трюками. Сюжет фильма начинающий режиссёр придумал вместе с драматургом Эдуардом Володарским. Он был написан под впечатлением от небольшой журнальной заметки, в которой рассказывалась история путешествия из Сибири в Москву поезда с золотом, реквизированным у буржуазии, о том, как оно было захвачено белогвардейской бандой и переходило из рук в руки, пока, наконец, не было отбито чекистами.

Подготовка к работе над фильмом была прервана на 2 года, так как 26-летнего Михалкова забрали в армию. Его возвращения с Камчатки, где он служил, ждали единомышленники – Александр Адабашьян (художник фильма) и Павел Лебешев (оператор). Съёмки начались летом 1973 года на «Мосфильме» - там построили все интерьерные декорации. Потом группа переехала в Подмосковье и сняла сцену проводов красноармейцев. А затем в Чечне (в то время Чечено-Ингушская АССР), где и была снята основная часть фильма. Завершающий этап проходил в Баку, так как в Чечне неожиданно выпал обильный снег.

Среди актёров самым знаменитым был Анатолий Солоницын. Остальные – Ю. Богатырёв, К. Райкин, А. Кайдановский, А. Пороховщиков, С. Шакуров, А. Калягин – были мало кому известными молодыми артистами. Но со своими ролями справились блестяще, причём многие рискованные трюки выполняли сами, без дублёров. Так в горную речку Константин Райкин (татарин Каюм), отличавшийся яркой нестандартной внешностью, прыгал сам с высоты 12 метров. Температура воды была + 3 градуса, глубина  - 2 метра. Потом они с Юрием Богатырёвым барахтались в холодной воде, так как попали в бурный водоворот. Сняли этот эпизод с первого дубля, к счастью, обошлось без травм.

Отказался от дублёров и Александр Кайдановский. Он сыграл роль ротмистра Лемке, белого офицера, который решает в одиночку похитить саквояж с драгоценностями. Задействовав все ресурсы своего холодного «отрицательного» обаяния, актёр создал яркий образ отчаянного одиночки.

Роль самого атамана Брылова Н. Михалков писал сразу для себя и своего героя создавал по западному образцу с пижонскими жестами и щегольским внешним видом. И получился образ обаятельного негодяя, какие ещё не раз встретятся в фильмографии Михалкова. В банде Брылова снимались местные жители-чеченцы, которые поинтересовались у режиссёра: «Оружие вы будете выдавать или нам своё принести?»

Музыка, написанная Эдуардом Артемьевым, приобрела огромную популярность. Благодаря ей финальный эпизод картины стал одним из самых часто цитируемых моментов советского кино: товарищи бегут по полю к Шилову, доказавшему свою непричастность к ограблению. Четверо повидавших войну и смерть мужчин душат друг друга в объятиях, устраивают «кучу малу», а карета,  как символ старого мира, летит под откос.

В этой истории нет главного героя. «Свой среди чужих, чужой среди своих» - это гимн товариществу, боевому братству. И как отметил киновед Юрий Ханютин, «эта картина не о пропаже и возвращении золота, а об утере и обретении доверия. О счастье единства, полной безусловной вере в товарища, в мужскую дружбу, в общее дело».

 

Информация подготовлена И. Н. Овчинниковой, главным библиотекарем отдела литературы по искусству

Русский