НЕИЗВЕСТНОЕ ОБ ИЗВЕСТНЫХ. Личная судьба Ломоносова

19.11.2021 | 839 просмотра(ов)

О жизни и творчестве Михаила Васильевича Ломоносова написано много работ различного уровня. Однако в них мало говорится о его семье.

В журнале «Наука и жизнь» (№7 за 2011) опубликована статья доктора педагогических наук Татьяны Буториной «Ломоносов. Личная судьба», в которой автор рассказывает о матери, жене и детях Ломоносова.

 

Во время учёбы в Марбурге Ломоносов встретил свою будущую жену Елизавету Цильх, которая была младше его на 9 лет (позднее в работе «О сохранении и размножении российского народа» он писал, что такая разница в возрасте мужа и жены является оптимальной). Её отец умер, и матери пришлось сдавать часть дома квартирантам, студентам, в их числе был и Ломоносов.

Михаил долго присматривался к Елизавете Цильх, наблюдал за ней. Она привлекала его домовитостью, покоем, искренностью. Увлечение Ломоносова милой девушкой переросло в глубокое чувство. Всё осложнялось двумя моментами: отсутствием у Ломоносова средств на содержание семьи и принадлежностью его возлюбленной к другой вере. В феврале 1739 года они поженились, не обвенчавшись в церкви, и 19 ноября у них родилась дочь Катерина-Елизавета. В церковной метрике с немецкой педантичностью указано: незаконнорождённая, в связи с тем, что их брак был гражданским, а не церковным. (Девочка умерла вскоре после переезда в Петербург.)

В 1740 году Ломоносов, наконец, обвенчался с Елизаветой Цильх. После этого он стремился поскорее уехать на родину и начать научную работу. Михаил Васильевич не мог привезти молодую жену на пустое, необжитое место. Супруги договорились, что Михаил вышлет из России жене приглашение и деньги на переезд. К тому моменту Елизавета была беременна вторым ребенком, а её мать была тяжело больна. Родившийся мальчик умер спустя месяц после рождения, а вскоре умерла и мать Елизаветы. Пережитые потрясения окончательно убедили Елизавету в необходимости ехать к мужу в Россию. Но от него не было никаких известий.

Ломоносов, прибыв в Петербург 8 июня 1741 года, мечтал быстрее заняться научной работой. Академией наук в то время фактически управлял немец Шумахер, сосредоточивший в своих руках академические финансы. Ломоносов испытывал постоянную зависимость и мелочный контроль со стороны академической бюрократии. Даже садовник-немец не разрешал ему брать овощи из огорода Академии, дрова, свечи и прочее. Учёный был возмущён, его гордая натура протестовала против такого засилья иностранцев. В результате острых и бурных столкновений (в отчёте записано «...поносил профессоров отборной руганью, называл их ворами и такими словами, что и писать стыдно, и делал против них руками знаки самым подлым и бесстыдным образом...») в Академии Ломоносов был подвергнут домашнему аресту и просидел «под караулом» семь с половиной месяцев.

Находясь под стражей, Ломоносов несколько раз обращался в Академию наук с просьбой выдать ему денежную сумму в счёт невыплаченного жалованья (Михаил почти целый год не получал денег от Академии и «оттого пришёл в крайнюю скудость»). Ответ бы таков: «За неимением в казне денег выдать Ломоносову пять рублёв».

Чуть позже Ломоносов пишет прошение в Сенат о назначении годового жалованья по должности профессора химии в 660 рублей. Дело заключалось в том, что Сенат, назначив его профессором, забыл установить ему оклад. Рассмотрение дела Сенатом затянулось, Указ Сената был подписан только через 2 года, 14 марта 1746 года.

Не имея от мужа никаких вестей, Елизавета Цильх начала искать его через русского посланника в Гааге. Ломоносов выслал ей на дорогу сто рублей, и, предположительно, в первой половине 1743 года Елизавета Цильх вместе со своей четырёхлетней дочерью и братом приезжает в Санкт-Петербург. После венчания в православной церкви Елизавета Цильх стала Елизаветой Андреевной Ломоносовой.

Ломоносов оказался однолюбом и всю жизнь испытывал нежность к своей супруге. В собственный дом Ломоносовы въехали 9 сентября 1757 года. Был использован типовой проект «дома для именитых граждан». Михаил Васильевич писал: «…Бог помог мне обзавестись собственным домом, и я уже восемь лет живу в центре Петербурга в поместительном [доме], построенном по моим соображениям, с садом и лабораторией, и делаю по своему усмотрению всякие инструменты, опыты». Дом был двухэтажным, с мезонином и боковыми флигелями и располагался в центре города, фасадом на реку Мойку. Во дворе выкопали пруд, построили астрономическую обсерваторию.

Ломоносов, загруженный работой, практически не имел времени на полноценный отдых, развлечения. Так, в письме графу И. И. Шувалову от 19 января 1761 года Михаил Васильевич писал: «По разным наукам у меня столько дела, что я отказался от всех компаний; жена и дочь моя привыкли сидеть дома и не желают с комедиантами обхождения».

По воспоминаниям жившей у Ломоносовых племянницы Матрёны Евсеевны, в доме учёного всегда радовались гостям, особенно северянам. Тогда «на широком крыльце накрывался дубовый стол, и сын Севера пировал до поздней ночи с весёлыми земляками своими, приходившими из Архангельска на кораблях и привозившими ему обыкновенно в подарок мочёной морошки и сельдей».

Седьмого июня 1764 года дом Ломоносовых посетила императрица Екатерина. Она посмотрела мозаичные работы учёного, посвящённые Петру Великому, изобретённые им физические инструменты, наблюдала физические и химические опыты, пообедала с его семьёй.

По воспоминаниям современников, в последние годы жизни Ломоносов стал чрезвычайно рассеянным и нередко во время обеда «вместо пера, которое он по школьной привычке любил класть за ухо, клал ложку, которою хлебал горячее, или утирался своим париком, который снимал с себя, когда принимался за щи…». В этот сложный период семья Ломоносовых стала ещё дружнее, сплочённее. Дочь помогала матери ухаживать за отцом. Один из итальянских профессоров, побывав в их доме, говорил, что никогда не видел более счастливого семейства.

Дочь Ломоносова Елена была высокообразованной девушкой, знавшей языки, литературу, музыку. За месяц до смерти Ломоносова мать и отец благословили дочь на брак с главным библиотекарем Императорской библиотеки Алексеем Константиновым, который был старше Елены на двадцать один год. Константиновы прожили вместе всего шесть лет: в 1772 году Елена умерла, будучи двадцати трёх лет от роду.

Семья Константиновых имела четверых детей: сына Алексея, дочерей Софью, Екатерину и Анну. Их дети продолжили род Ломоносовых. Дочь Софья вышла замуж за Н. Н. Раевского, у них было пятеро детей. Семья Раевских находилась в близких отношениях с Пушкиным. Младшая дочь Мария Николаевна вышла замуж за князя С. Г. Волконского и разделила с ним ссылку в Сибирь.

4 апреля 1765 года, в пять часов вечера, простившись с женой, дочерью и другими людьми, находившимися в доме, первый российский академик скончался.

После смерти мужа Елизавета Андреевна оказалась в тяжёлом материальном положении. Как статской советнице, Елизавете Андреевне положен был годовой оклад мужа в размере 1875 рублей, за вычетом долга Академии наук в размере 667 рублей 45 с половиной копеек. Однако этих денег она так и не получила. Елизавета Андреевна не смогла устоять против бед, которые упали на её плечи, и в 1766 году умерла. Она пережила мужа лишь на полтора года, прожив всего сорок шесть лет.

Ныне живущие потомки Ломоносова ведут своё происхождение от его правнучки Марии. Линия генерала Раевского угасла в 1926 году со смертью его правнука Григория Ностица. А среди потомков Марии Раевской и декабриста Сергея Волконского были и есть деятели искусства: певцы, композитор, режиссёры. Так проявились и здесь гены разностороннего пращура.

 

Со статьей Татьяны Буториной «Ломоносов. Личная судьба» можно познакомиться по ссылке: https://www.nkj.ru/archive/articles/20120/

 

Материал подготовила заведующая отделом социально-экономической литературы С. П. Колчина

Русский