КНИЖНЫЙ ВЕРНИСАЖ. ТРЕТЬЯКОВ

22.05.2024 | 190 просмотра(ов)

Отдел литературы по искусству приглашает любителей и ценителей прекрасного познакомиться с наиболее интересными изданиями из богатой книжной коллекции по разным видам искусства.

Анисов, Л. М. Третьяков / Лев Анисов. – Москва : Молодая гвардия, 2004. – 312 с.: ил. – (Жизнь замечательных людей : Сер. биогр.; Вып. 912)

На исходе весны 1874 года в Москве появилось новое двухэтажное здание со скромной вывеской на фасаде «Картинная галерея». Именно сюда было перенесено и развешано огромное количество картин из коллекции предпринимателя, коллекционера и мецената Павла Михайловича Третьякова. А поначалу всё это размещалось в комнатах его жилого дома в Лаврушинском переулке. Но к концу 1860-х годов картин стало так много, что разместить их не было никакой возможности. Уж насколько терпеливо относилась к увлечению мужа Вера Николаевна, но и она, не выдержав, упрекнула его: «Неужели ты не видишь, Павлуша, в доме житья не стало! Детям играть негде, в комнатах воздуха нет – краска, лак, скипидар. Одно из двух: либо я с детьми, либо твои картины!» В 1872 году началось строительство специального здания картинной галереи, которая впоследствии будет носить имя её создателя – Павла Михайловича Третьякова. А днём основания Третьяковской галереи принято считать 22 мая 1856 года. Именно в это время Павел Третьяков приобрёл первую работу, которой стала картина Николая Шильдера «Искушение», потом были голландские живописцы и, наконец, отечественные реалисты. Собирательство произведений изобразительного искусства стало его жизнью, его призванием.  

Павел Михайлович Третьяков родился в Москве в потомственной купеческой семье. Как и многие люди его круга, получил домашнее образование. С 14 лет вместе с братом Сергеем занимался торговыми делами: семья владела «магазином полотняных, бумажных, шерстяных товаров, русских и заграничных», а затем фабриками в Костромской губернии. Современники считали Павла Михайловича «тихим и загадочным»: купец, а разносолов не любит, из года в год щи да каша в обед. Богат - но выездов не признаёт, никаких тебе балов, маскарадов, товарищеских пирушек, картишек за столом. Единственную «роскошь» себе доставлял – сигару в день. Всю жизнь проходил в сюртуке одного покроя. Время расписывал, как педант, по минутам. С юности до последнего часу – вставал в шесть утра, ложился в полпервого ночи. И на портретах лицо красивое, но слишком уж строгое». Павел Михайлович считал, что за русской школой будущее. Он всячески поддерживал Товарищество передвижных художественных выставок, следил за новыми работами.  Все художники, молодые и уже знаменитые, мечтали, чтобы их картину приобрёл Третьяков, так как уже сам этот факт был актом общественного признания таланта художника. Поэтому к приезду Третьякова в мастерских готовились очень основательно. Тот говорил мало, «умно и по делу», больше смотрел работы – и стоя, и сидя, и сбоку. К мнению других мастеров Павел Михайлович, конечно, прислушивался, но решение о покупке полотен принимал единолично. Любопытное свидетельство этому оставил Михаил Нестеров в своих мемуарах «Давние дни». Появление его картины «Видение отроку Варфоломею» вызвало горячие споры, было много её хулителей, а Третьякову она понравилась. «На выставке в Петербурге, - вспоминал Нестеров, - перед моим «Варфоломеем» собрались мои недруги и другие знатоки. Они судили картину «страшным судом» и сообща решили обратиться к Третьякову с увещеванием, чтобы он отказался от своей покупки. …Павел Михайлович, молча выслушав обвинения, ответил так: «Благодарю вас за сказанное, картину Нестерова я купил в Москве и если бы не купил её там, то взял бы её здесь, выслушав вас». Поклонился и тихо отошёл к следующей картине».

Его эстетическими принципами была так называемая поэзия простоты, он стремился к приобретению картин, по-настоящему отражающих жизнь. Не терпел вульгарности, вычурности и неестественного украшательства. Каждый мало-мальский образованный человек знает шедевры коллекции Третьякова со школьных лет. Это: «Грачи прилетели» А. Саврасова, «Утро стрелецкой казни» и «Боярыня Морозова» В. Сурикова, «Рожь» и «Еловый лес» И. Шишкина, «Княжна Тараканова» К. Флавицкого, «Берёзовая роща» и «После грозы» А. Куинджи, «Московский дворик» В. Поленова, картины И. Левитана, И. Крамского, К. Брюллова, А. Венецианова и многих других знаменитых и не очень известных художников. По словам  русского художника Ильи Ефимовича Репина, «Третьяков довёл своё дело до грандиозных, беспримерных размеров и вынес один на своих плечах вопрос существования целой русской школы живописи. Колоссальный, необыкновенный подвиг!»

Роль Павла Михайловича Третьякова в художественной жизни России была столь велика, что Академия художеств, несмотря на то, что в своём собирательстве коллекционер следовал собственному выбору и чутью, признала его почётным, а позже и действительным членом. Ежегодно в коллекцию Третьякова поступали десятки, а то и сотни работ. Многие недоумевали: что заставило преуспевающего купца на протяжении нескольких десятилетий тратить огромные средства, силы и время на то, что изначально он создавал не для себя? Уже на склоне лет Третьяков ответил так: «Моя идея была с самых юных лет наживать капитал для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы также обществу (народу) в каких-либо полезных учреждениях; мысль эта не покидала меня никогда во всю жизнь». В 1892 г. П.М.Третьяков передал в дар городу своё собрание русских художников. Это: 1287 живописных полотен, 518 рисунков и 9 скульптур, а в августе 1893г. музей открылся для всеобщего бесплатного посещения.

П. М. Третьяков умер 27 декабря 1898 года. Его последними словами были: «Берегите галерею».

В книге «Третьяков» Лев Анисов представляет своего героя глазами людей эпохи, в которую тот жил. Автор стремится через восприятие замечательных живописцев Крамского, Шишкина, Репина и  других представителей отечественной и мировой культуры нарисовать портрет Третьякова, который получился живым, ярким и насыщенным.

 

Информация подготовлена И. Н. Овчинниковой, главным библиотекарем отдела литературы по искусству.

 

Русский