РУБЕЖИ СЛАВЫ. БИТВА ЗА МОСКВУ. Три парада 1941 года

08.05.2020 | 210 просмотра(ов)

7 ноября 1941 года состоялся самый важный в истории СССР военный парад. Он показал всему миру, что столицу страны не сдадут ни при каких условиях, а Советский Союз имеет достаточно сил, чтобы сражаться до победы.

За три недели до парада в Москве возникла паника после принятия постановления «Об эвакуации столицы СССР». Хотя документ был секретный, о нём узнало множество людей, поползли слухи, что Сталин и Политбюро покинули Москву. Смятение охватило сотни тысяч горожан, в первую очередь, начальников разных мастей. На несколько дней громадный город оказался во власти мародеров и бандитов.

Ситуацию удалось взять под контроль только 19 октября – введя осадное положение, комендантский час и расстрелы на месте «провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка».

Но нужно было ещё показать, что Сталин по-прежнему в Кремле, что Москву сдавать не собираются, что «враг будет разбит, победа будет за нами». И лучшим способом для этого было несмотря ни на что провести традиционный военный парад на главной площади страны в присутствии главы государства.

6 ноября на Москву с разных курсов и высот пытались прорваться 250 вражеских самолётов. Впрочем, зенитчики и лётчики ПВО не подвели – ни один бомбардировщик врага не долетел до цели, а 34 были сбиты.

Синоптики не могли дать точного прогноза на 7 ноября – все метеорологические станции на западе страны были захвачены врагом. Ночь накануне парада была ясной и звёздной. Погода стала меняться лишь ближе к утру, небо заволокло тучами, и пошёл густой снег. Ни один германский самолёт не рискнул взлететь в такую погоду.

Мало кто знает, что в день 24-й годовщины Октябрьской революции в СССР состоялся не один парад, а целых три – в Москве, Куйбышеве и Воронеже.

Первый прошёл в столице: из соображений безопасности на два часа раньше обычного – в 8 часов утра. Им командовал начальник гарнизона города генерал Павел Артемьев, а принимал его маршал Семен Будённый. Он оказался самым коротким – всего 25 минут, в течение которых по брусчатке Красной площади прошли около 28,5 тысячи бойцов и командиров, в том числе и моряки, 140 артиллерийских орудий, 160 танков, 232 автомашины. Существует расхожий штамп, будто участники парада в тот же день приняли бой с врагом, но это преувеличение. Многие части действительно сразу же отправлялись в сторону фронта, но основные бои ждали участников парада с середины ноября.

Сталин с трибуны Мавзолея заявил, что «враг не так силён, как изображают его некоторые перепуганные интеллигентики», и пообещал, что ещё несколько месяцев, «ещё полгода, может быть, годик – и гитлеровская Германия должна лопнуть под тяжестью своих преступлений».

Из-за секретности мероприятия кинематографисты, которые должны были снимать парад, опоздали к началу, и синхронно речь Сталина пришлось записывать потом, внутри Кремля, где, несмотря на открытые окна, пар изо рта вождя народов так и не пошёл. Но широкий зритель этого не заметил.

Кстати, кадры парада и речь Сталина вошли потом в знаменитую картину Леонида Варламова и Ильи Копалина «Разгром немецких войск под Москвой». Она стала первой отечественной лентой, удостоившейся приза американской киноакадемии «Оскар» – в 1943 году, в номинации «Лучший иностранный документальный фильм».

В тот же день состоялись ещё два парада – в Воронеже и Куйбышеве.

В 11 часов утра по центральной площади Воронежа прошли войска. Командовал парадом заместитель командующего Юго-Западного фронта генерал Федор Костенко, а принимал – командующий Юго-Западным фронтом маршал Семён Тимошенко. Было пасмурно и хмуро, шёл мокрый снег. Парад завершился демонстрацией жителей города и области. На трибуне помимо военных присутствовали партийные руководители, среди них будущий глава государства Никита Хрущёв, который в 1941 году был членом военного совета фронта.

Но самым ярким и необычным стал парад в Куйбышеве – резервной столице СССР. Принимал парад бывший нарком обороны маршал Климент Ворошилов, который браво гарцевал на коне, объезжая войска. На параде присутствовали представители 22 стран, военные атташе и иностранные корреспонденты. Собравшиеся увидели не только торжественный марш наземных войск – от пехоты до танков, но и единственный за всю войну воздушный парад. В Москве погода была нелётная, а вот над Куйбышевом пролетели до 700 (!) боевых самолетов, преимущественно новых типов. Такого впечатляющего зрелища никто не видел ни до, ни после. Неудивительно, что полуторачасовой парад, а за ним ещё и часовая демонстрация трудящихся, в которой участвовало без малого 200 тысяч человек, произвели на иностранцев сильнейшее впечатление, заставив поверить, а затем и рассказать всему миру, что Советский Союз не сломлен и сил у него ещё много.

Для гитлеровцев парад стал полной неожиданностью. Радиотрансляция с Красной площади была включена на весь мир в ту минуту, когда парад уже начался. Её услышали и в Берлине. Позже приближенные Гитлера вспоминали, что никто не осмеливался доложить ему о происходящем в Москве. Он сам совершенно случайно, включив приёмник, услышал команды на русском языке, музыку маршей и твёрдую поступь солдатских сапог и понял в чём дело.

Как свидетельствуют историки, Гитлер пришёл в неописуемую ярость. Он бросился к телефону и потребовал немедленно соединить его с командующим ближайшей к Москве бомбардировочной эскадрой. Устроил тому разнос и приказал: «Даю вам час для искупления вины. Парад нужно разбомбить во что бы то ни стало. Немедленно вылетайте всем вашим соединением. Ведите его сами. Лично!» Несмотря на метель, бомбардировщики поднялись в воздух. До Москвы не долетел ни один.

После парада произошёл перелом в разговорах и настроениях. В последующие дни народ стал совсем иным: появились особая твёрдость и уверенность. Парад вдохновил армию и тружеников тыла на борьбу. По силе эмоционально-нравственного воздействия на дальнейшие события Великой Отечественной войны он может быть приравнен к победе в важнейшей стратегической операции.

 

Материал подготовила С.П. Колчина, зав.отделом социально-экономической литературы.

Русский