ПЛЕННИЦЫ СУДЬБЫ: Кавалерист-девица Надежда Андреевна Дурова

06.12.2018 | 35 просмотра(ов)

Жизненный путь легендарной женщины-гусара Надежды Дуровой был невероятным для девятнадцатого века: она стала офицером и принимала участие в сражениях 1812 года. Её называли русской Жанной д’Арк, к ней благоволили император Александр I и фельдмаршал М. И. Кутузов, её воинской отвагой и литературной одарённостью восхищались В. Г. Белинский и А. С. Пушкин. В своих многочисленных походах Дурова вела записи, по которым и были написаны впоследствии многие ее произведения.

Родилась Надежда Андреевна Дурова в сентябре 1783 года в Киеве. Отец девушки ротмистр Дуров был человеком военным и постоянно находился в разъездах. Вместе с ним ездила жена Надежда Ивановна и новорождёная Наденька. Мать девочки, влюбившись в красавца Андрея Васильевича, сбежала из дома и вышла замуж без родительского благословения. Её родители относились к весьма состоятельным полтавским помещикам и всячески противились появлению зятя-военного. Известно, что до конца жизни мать Надежды не общалась со своими родителями, хотя не раз жалела о сделанном выборе. Рождение дочери Надежда Ивановна восприняла весьма холодно, тем более что с рождения юная Наденька показывала свой непростой нрав. Сразу после рождения она отдала её нянькам и старалась лишний раз не подходить к дочери.

«Ни от переменных кормилиц, ни от мучительного пеленания здоровье моё не расстраивалось. Я 6ыла очень крепка и бодра, но только до невероятного криклива. В один день мать моя была весьма в дурном нраве; я не дала ей спать всю ночь; в поход вышли на заре, маменька расположилась было заснуть в карете, но я опять начала плакать, … это переполнило меру досады матери моей; она вышла из себя и, выхватив меня из рук девки, выбросила в окно! Гусары вскрикнули от ужаса, соскочили с лошадей и подняли меня всю окровавленную и не подающую никакого знака жизни; они понесли было меня опять в карету, но батюшка подскакал к ним, взял меня из рук их и, проливая слезы, положил к себе на седло… К удивлению всех, я возвратилась к жизни, и… батюшка с радостным чувством благодарности поднял глаза к небу, прижал меня к груди своей и, приблизился к карете, сказал матери моей: «Благодари бога, что ты не убийца! Дочь наша жива; но я не отдам уже её тебе во власть; я сам займусь ею». Сказав это, поехал прочь и до самого ночлега вёз меня с собою; не обращая ни взора, ни слов к матери моей».

Дурова, Н.А. Русская амазонка : Записки. – М., 2002. -  – С. 7-8.

После этого Наденьку отдали на воспитание гусару Астахову. Дурова писала: «Воспитатель мой Астахов по целым дням носил меня на руках, ходил со мною в эскадронную конюшню, сажал на лошадей, давал играть пистолетом, махал саблею, и я хлопала руками и хохотала при виде сыплющихся искр и блестящей стали; вечером он приносил меня к музыкантам, игравшим пред зарею разные штучки; я слушала и, наконец, засыпала».

Дурова, Н.А. Русская амазонка : Записки. – М., 2002. -  – С. 8.

Он в конечном итоге заменил осиротевшей при живых родителях девочке абсолютно весь мир. Позже в своих литературных произведениях Надежда Дурова вспоминала, что эти пять лет её жизни были весьма счастливыми. За пять лет мать практически ни разу не поинтересовалась дочерью. Неизвестно, как бы дальше сложилась судьба девочки, если бы ротмистр Дуров не вышел в отставку и не переехал на постоянное место жительства в Сарапул. Полковая жизнь закончилась, и пятилетнюю Наденьку вернули матери.

Со временем Надежда Дурова стала считать, что быть женщиной – это худшая из судеб, и мечтала в будущем полностью изменить свою жизнь. Стоит отметить, что отец уделял дочери много внимания, он безумно любил её и занимался с ней науками. Он всячески поощрял желание девочки изучать военное дело. Именно ему Надя обязана знанием языков, арифметики и литературы. Она научилась виртуозно стрелять и к четырнадцати годам была похожа на юркого сорванца, что безумно огорчало её мать. Устав тратить время на бессмысленную борьбу с дочерью, она отослала её к бабушке, с которой попыталась наладить отношения.

В Полтавской губернии девочку окружили любовью и лаской. Спустя много лет Надежда Андреевна вспоминала, что никогда ранее не чувствовала себя так необычно. Тётки постоянно водили девочку по портным, у неё было множество нарядов, которые она каждый вечер "выгуливала" на балах. В это время Наденька приобрела женственность и очарование, у неё появились первые ухажёры, которым она отвечала взаимностью. Если бы мать не вызвала девочку обратно в Сарапул, то мы не узнали бы, кто такая Надежда Дурова. Биография её была бы совсем иной, а жизнь, возможно, сложилась так же, как у её современниц. Но провидение в очередной раз вмешалось и изменило судьбу девочки.

Дома Надежда Дурова чувствовала себя очень некомфортно и быстро вернулась к своим прежним привычкам. Чтобы окончательно "выбить" дурь из её головы, мать уговорила Андрея Васильевича выдать дочь замуж. В возрасте 18 лет Надежду выдали замуж за чиновника 14-го класса Василия Чернова. Через полтора года у молодых супругов родился первенец – сын Иван. Ещё через два года Надежда, взяв с собой ребёнка, вернулась в дом отца. Отчего это произошло, точно неизвестно, но существуют предположения, что Чернов стал пить и обижать жену. Стоит отметить, что об этом факте она позже никогда не упоминала, и биографы узнали о том, что кавалерист-девица была замужем и имела сына, только после её смерти.

Надежда Андреевна задумалась о другой жизни, о новом, небывалом поприще. К счастью, у неё имелось полезное увлечение – верховая езда. Отец подарил ей черкесского жеребца Алкида, злого и пока необъезженного, но она сумела приручить его.

Вот как она описывает первые действия по воплощению мечты в жизнь в своей книге «Записки кавалерист-девицы»: «Я встала, чтобы скинуть своё женское платье; подошла к зеркалу, обрезала свои локоны, положила их в стол, сняла чёрный атласный капор и начала одеваться в казачий униформ. Стянув стан свой чёрным шёлковым кушаком и надев высокую шапку с пунцовым верхом, с четверть часа я рассматривала преобразовавшийся вид свой, ... я была уверена, что никому и в голову не придёт подозревать мой пол».

Дурова, Н. А. Избранные сочинения кавалерист-девицы. – М., 1988. – С. 42.

Переодевшись, дочь городничего в сентябре 1806 года бежала из дома на Алкиде и присоединилась к Донскому казачьему полку майора Степана Балабина 2-го. С казаками же Дурова дошла до Гродно и там в марте 1807 года записалась в Польский конный полк «товарищем», то есть рядовым дворянского звания.

«В формулярном списке «товарища» Соколова (так теперь назвала себя Дурова) есть описание её внешности: рост примерно 165 см, «лицом смугл, рябоват, волосы русые, глаза карие, от роду 17 лет» (на самом деле – 24 года)».

Бегунова, А. Кавалерист-девица: [Надежда Дурова] // Рус. история. – 2012. – № 1. – С. 39.

В каждом бою этот офицер в юбке показывал чудеса храбрости, оказываясь в самой гуще сражения и применяя на практике все полученные в детстве знания. В кровавой битве под Гутштадтом проявилась настоящая, смелая и бесшабашная Надежда Дурова. Подвиг, выразившийся в спасении раненого товарища, которого отважная девушка вынесла из-под обстрела, позже был отмечен самим императором Александром I. Однополчане быстро оценили молодого, но скромного товарища за смелость. К тому же Александр Соколов оказался необыкновенно везучим солдатом, в битве у Гейльсберга девушку чуть не убило осколком разорвавшегося снаряда. Но верный конь вынес её с поля боя, и она впервые поняла, насколько близка может быть смерть. В дальнейшем Алкид ещё не раз спасал жизнь своей хозяйке, она считала его талисманом. В 1807 году Дурова присутствовала в Тильзите при подписании мирного договора, это дало армии передышку, сражения на время прекратились. За проявленный героизм Надежду представили к званию унтер-офицера и подготовили бумаги для награждения. Но именно в этот момент всплыло отсутствие документов, поэтому девушка написала отцу и попросила его выслать ей метрики. До этого времени семья Дуровых считала девушку погибшей, и известие о её нахождении в рядах армии вызвало настоящий шок у домочадцев. В попытках найти и вернуть дочь Андрей Васильевич дошёл до императора.

Александр I считал неудобным присутствие женщины в войсках и хотел отправить её домой к родителям. Но Дурова не могла примириться с этим и стала убедительно просить царя оставить её служить отечеству. Надежда со слезами упала царю в ноги, умоляя не отсылать её домой. «Что же вы хотите?» — спросил Александр в недоумении. «Быть воином, носить оружие! Это единственное моё желание, государь!..»

Чарская, Л. А. Смелая жизнь : ист. повесть. – М., 2005 . – С. 202.

Император был растроган и принял неординарное решение. Он взял Дурову-Чернову под своё покровительство, сделал её своей крестницей. Она получила новое имя «Александр Александров», награду – солдатский серебряный крестик на Георгиевской ленте (знак отличия Военного ордена), первый офицерский чин, определение в Мариупольский гусарский полк, приличную сумму на мундир и приобретение лошади. Впоследствии Надежда Андреевна каждый год обращалась к своему крёстному отцу и получала от него финансовую поддержку, ибо родной её отец выступал категорически против военной службы дочери и требовал возвращения в его дом «для ведения хозяйства».

Поражённый мужеством и самоотверженностью, с которой Дурова выполняла свой долг, Александр I согласился хранить тайну девушки. Её близкие полностью потеряли связь с ней. Мариупольский полк, в котором служила Надежда, состоял в основном из дворян, и позже девушка писала, что общение со столь образованными и разносторонними людьми принесло ей много пользы и доставило массу удовольствия.  Считалось, что она в этот период времени начала общаться со своим сыном и часто ездила к нему в военное учебное заведение, куда он попал по протекции императора. Сама Надежда скрывала это, но биографы утверждают, что её отпуска всегда совпадали с каникулами Ивана. Вплоть до 1811 года Дурова наслаждалась службой в Мариупольском полку, но вынуждена была перевестись оттуда из-за нелепой истории с дочерью полкового командира. Девушка была безумно влюблена в корнета Александрова и настаивала на браке. К началу Отечественной войны Дурова перешла в Литовский уланский полк, в составе которого приняла участие в боевых действиях Отечественной войны, получила контузию в Бородинском сражении и была произведена в чин поручика. Надежда Андреевна была адъютантом (ординарцем) фельдмаршала М И Кутузова, прошла с ним до Тарутина, участвовала в кампаниях 1813-1814 годов, отличилась при блокаде крепости Молдине, в боях при Гамбурге, за храбрость получила несколько наград.

Александр I распорядился принять её сына Ивана Васильевича Чернова в привилегированное учебное заведение – Императорский военно-сиротский дом, где за казённый счет учились дети офицеров, погибших в бою и совершивших особые подвиги. Чернов провёл в стенах этого заведения около десяти лет и затем стал чиновником Морского ведомства. Надежда Андреевна часто навещала сына в столице и дала своё благословение на его брак с местной жительницей.

Смелая девушка прошла всю войну. Она была участницей Бородинского сражения, где получила ранение в ногу. «Надежда, сойдя с лошади, доковыляла до шалаша, опираясь на саблю. Серые походные рейтузы на левой ноге над коленом были разорваны… Рана болела нестерпимо… Видимо, её задела картечная пуля, пройдя по касательной и оставив на коже глубокий рваный след».

Бегунова, А. С любовью, верой и отвагой. Жизнь и приключения российской дворянки Надежды Дуровой : Роман // Воин России. – 1998. – № 3. – С. 78.

Но Александр Александров не покинул поле боя и героически продолжал сражаться. Многие считают, что Дурова боялась обращаться к медикам, которые могли сразу же раскрыть её тайну. Вылечившись в доме отца, неугомонная женщина вновь вернулась в строй, участвовала в боях в Польше и Германии.

Прослужив в общей сложности десять лет, в 1816 году Дурова вышла в отставку в чине штабс-ротмистра.

«Отставной штабс-ротмистр несколько лет прожила в городе на Неве, год на Украине, затем в Сарапуле. В 1841 году окончательно поселилась в городе Елабуге».

Шишов, А. В. Сто великих героев 1812 года. – М.: Вече, 2012. – С. 144.

В начале 1830-х годов Надежда Андреевна увлеклась литературной деятельностью. Проявиться в качестве писателя ей помог брат Василий. Он однажды отослал её мемуары Пушкину, который пришёл в восторг от слога и юмора начинающей писательницы. «Если автор «Записок» согласится поручить их мне, то с охотою берусь хлопотать об их издании».

*Бегунова, А.И. Надежда Дурова. — М., 2011 — С. 305.

И походные записки поручика Александрова увидели свет в журнале «Современник», издаваемом Пушкиным в Санкт-Петербурге, вызвав настоящую сенсацию в обществе.

Ещё бы, ведь Пушкин в предисловии к этой публикации раскрыл подлинное имя автора! Им являлась первая русская женщина-офицер, первая в России женщина, награждённая за боевые подвиги знаком отличия Военного ордена, – Надежда Андреевна Дурова. Великий поэт придумал для неё новое имя: «кавалерист-девица», и с ним она вошла в историю, заняв достойное место в ряду легендарных героев Отечественной войны 1812 года.

«Боже мой, что за чудный, что за дивный феномен нравственного мира героиня этих записок с её юношеской проказливостью, с её рыцарским духом, с её глубоким поэтическим чувством! – писал критик Виссарион Белинский. – И что за язык, что за слог у девицы-кавалериста! Кажется, сам Пушкин отдал ей своё прозаическое перо, и ему-то обязана она этою мужественною твёрдостию и силою, этою яркою выразительностью своего слога, этой живописной завлекательностью своего рассказа...».

*Белинский, В. Г. Сочинения. – С. 149.

Дурова печаталась во многих журналах, а её мемуары в четырёх томах произвели в обществе эффект разорвавшейся бомбы. В них она максимально откровенно рассказывала о своей жизни и воинской службе. Тайна кавалерист-девицы была раскрыта. Чуть позже она увлеклась написанием романов и рассказов, в которых раскрывала роль женщины в современном обществе.

Большую часть своей жизни Надежда провела в Елабуге. Там она жила в одиночку тридцать лет. Компанию ей составляли только многочисленные кошки и собаки, которых женщина подбирала на улице. Всю свою жизнь Надежда носила мужскую одежду и просила обращаться к ней только в мужском роде. Умерла легендарная женщина в возрасте восьмидесяти двух лет в Елабуге. Похоронили её в военном мундире с Георгиевским крестом, со всеми воинскими почестями. На памятнике выбита надпись: «Надежда Андреевна Дурова, по повелению императора Александра – корнет Александров, Кавалер военного ордена. Движимая любовью к родине, поступила в ряды Литовского уланского полка. Участвовала в походах и кровопролитных сражениях, спасла офицера, награждена Георгиевским крестом. Прослужила 10 лет в полку, произведена в корнеты и удостоена чина штабс-ротмистра. Родилась в 1783 г. Скончалась в 1866 г. Мир её праху! Вечная память в назидание потомству о её доблестной душе!»

Оськин А. И. Надежда Дурова – героиня Отечественной войны 1812 года. – М.: Учпедгиз, 1962. – С. 71.

Ныне старинный город Елабугу на берегах реки Камы украшают памятник «кавалерист-девице» и музей, посвящённый героине Отечественной войны 1812 года.

Все книги со знаком *, предоставленные в материале, можно найти и прочитать в НЭБ (Национальной электронной библиотеке), доступ открыт в секторе экономической литературы Национальной библиотеки имени С. Г. Чавайна.

Русский