КНИЖНЫЙ ВЕРНИСАЖ: Символ красоты

13.08.2018 | 562 просмотра(ов)

Отдел литературы по искусству представляет рубрику «Книжный вернисаж».

Обоймина, Е. Н.

Символ красоты [Текст] : музы зарубежных художников / Елена Обоймина, Ольга Татькова. - М. : Эксмо, 2006. - 447 с. : ил., портр. ; 17 см. - (Музы великих).

Одни из них являлись символом красоты и женственности своего времени, другие покоряли умом и неординарным характером. Но все они – Музы зарубежных художников, запечатлённые на известных полотнах. Героинями книги Е. Обойминой и О. Татьковой стали Эмма Гамильтон, Жозефина Богарне, Наталья Николаевна Пушкина, Берта Моризо, Фрида Калло и многие другие женщины, чьи образы вдохновили Ф. Гойю, Дж. Ромни, Энгра, Родена, Ренуара, Пикассо и других художников на создание великих произведений.

Франсуа Буше. Маркиза де Помпадур.

В лондонской галерее Уоллес в зале Франсуа Буше посетителей неизменно привлекает портрет маркизы Помпадур – одной из самых ярких фигур галантного века. Она предстаёт изображённой в саду своего нового дворца Белль-Во перед скульптурой Жана Батиста Пигаля «Любовь и Дружба». Рядом с маркизой – её любимая собачка Инесс.

Жанна Антуанетта Пуассон родилась в семье конюшего герцога Орлеанского. В детстве она была так прелестна, что родные прозвали её Королевной. Её отец считал, что нравственная атмосфера Парижа не принесёт добра малышке, и для воспитания Жанны выбрал монастырь урсулинок, где она получила прекрасное образование. Влюблённая в искусство, будущая маркиза с юных лет поклонялась культу красоты, и сама была похожа на точёную статуэтку. По окончании школы родители сразу же выдали дочку замуж. Безумно влюблённому супругу Жанна сказала однажды шутливо: «Я вас никогда не покину, разве только ради короля!» Ведь ещё в детстве гадалка предсказала, что она станет возлюбленной Людовика XV. Однажды на маскараде в Версале к Людовику подошла изящная маска в костюме Дианы-охотницы. Он заинтересовался её остроумными речами и решил познакомиться ближе. Став фавориткой короля, Жанна переменила не только судьбу, но и имя, став по желанию Людовика XV маркизой де Помпадур. Она не только умела избавить короля от скуки и мрачного настроения, но была его советницей. Каждое утро министры Франции являлись к ней в будуар и в течение двух часов докладывали о положении дел в стране. Маркиза помогала просветителям-энциклопедистам, основала Севрские фарфоровые фабрики, сама разрабатывала дизайн мебели, посуды, брала уроки живописи у художника Франсуа Буше. Покровительство маркизы сделало Буше директором Академии и «первым художником короля».

Последние годы жизни всесильная маркиза страдала от чахотки. Однако она продолжала вести привычный образ жизни, успешно борясь с многочисленными завистниками и врагами, но, увы, не сумела победить смерть. Когда навек успокоившаяся маркиза де Помпадур покидала Версаль, Людовик XV, работавший в своём кабинете, следил за похоронной процессией с балкона. По лицу Его Величества текли слёзы. «Только так мог я отдать последний долг», - прошептал он камердинеру.

Иоганн Батист фон Лампи-Старший. Великая княжна Александра Павловна.

Осенним днём 1796 года в Тронном зале Зимнего дворца собрался цвет петербургской знати во главе с Екатериной II. В центре внимания находилась старшая внучка императрицы Александра. Этой тринадцатилетней девочке предстояло стать невестой шведского короля Густава IV. С десяти лет её готовили к роли королевы этой страны, обучали шведскому языку. Увидев портрет семнадцатилетнего короля, она влюбилась в него. Прибыв в Петербург, Густав, очарованный княжной, попросил руку Александры Павловны у российской государыни. В силу разных причин брак не был заключён. Убитая горем княжна даже поговаривала об уходе в монастырь. Отец не позволил… Через некоторое время ей нашли другого жениха. На сей раз это  был австрийский эрцгерцог и регент Венгрии  Иосиф. Покидая родину, Александра Павловна переживала, что никогда не увидит Россию и родных. Павел I, провожая дочь, то и дело повторял, что больше её не увидит, что приносит её в жертву долгу. Прощаясь с отцом, княжна лишилась чувств.

В тёплом и цветущем Будапеште царевна из Северной Пальмиры постепенно пришла в себя. Супруги сдружились, и междинастический брак превратился в брак по любви. Восхищённая неповторимой красотой Вены, Александра Павловна убедила мужа начать строительство в Будапеште, чтобы придать ему черты европейского столичного города. Полюбив культуру венгерского народа, она надела национальный костюм в то время, когда местная аристократия ещё чуралась народных обычаев и нарядов. При ней в великосветских салонах зазвучал зажигательный чардаш – танец простолюдинов. Очаровательной дочери русского императора было посвящено столько восторженных стихов, сколько, по заверениям современников, не получала их ни одна австрийская императрица. В Венгрии Александра была счастлива. Но при императорском дворе в Вене ей приходилось сталкиваться с неприязнью августейших особ. Если императору Францу-Иосифу она пришлась по душе, то  вот его супруга Мария-Терезия возненавидела юную княжну. Во дворце ей отводились самые холодные и сырые помещения, что не способствовало её здоровью. Она умерла во время родов 16 марта 1801 года в возрасте 18 лет. По странному стечению обстоятельств Александра Павловна пережила своего отца всего на пять дней. Эрцгерцог скорбно писал императору Павлу: «Я имел непоправимое несчастие потерять жену мою… Её уже нет, и с нею исчезло всё моё счастье». Иосиф не знал, что Павел, павший от рук заговорщиков, уже не прочтёт этого письма.

Франсуа Жерар. Мадам Рекамье.

Жюльеттта Жанна Аделаида Юлия Франсуаза – таково полное имя мадам Рекамье, одной из самых очаровательных женщин Франции первой половины 19 века. Она родилась в Лионе в семье нотариуса Бернара. Девушке не исполнилось и 16, когда её выдали замуж за богатого банкира Жака Рекамье, который был старше невесты на 26 лет. Как свидетельствуют современники, немолодой супруг питал к юной жене лишь отеческие чувства. Ходили слухи, что банкир Рекамье был влюблён когда-то в её красавицу мать. Поговаривали, что он то и был настоящим отцом Жюли. Во время французской революции банкир, боясь, что будет казнён, думая о будущем дочери, нашёл единственной способ передать ей своё состояние: жениться на ней. Он без колебаний заключил фиктивный брак. Репутация и поведение мадам Рекамье на фоне легкомысленных нравов той эпохи казались безупречными. Приёмы, устраиваемые ею, привлекали самых знаменитых людей со всей Европы. Её окружали толпы поклонников, которых она искусно умела превращать в преданных друзей. Правда, не всех. Наполеон, получивший от неё решительный отказ на своё предложение стать «подругой императора», надолго затаил обиду. Когда банк Рекамье потерпел крах, он не только ничем не помог ему, но и изгнал Жюльетту из Парижа.

Лишь дважды в жизни эта красавица испытала чувство более сильное, чем дружеская привязанность. Первым, кто заставил биться её сердце, был принц Август Прусский. Чувство оказалось столь сильным, что она написала в Париж мужу, прося его о разводе. Рекамье дал согласие, но умолял при этом не забывать, что он разорён и стар. Растерянная Жюльетта, поборов любовь, отказала принцу. Чтобы смягчить боль разрыва, она послала ему свой портрет кисти Франсуа Жерара.

Однажды на одном из вечеров в доме Жюльетты появился знаменитый писатель Рене Шатобриан. Он стал её близким другом, а она - его музой. Шатобриан, успев разочароваться в политике и семейной жизни, находил успокоение в обществе Жюльетты. Благодаря обширным связям она добилась для него министерского портфеля и назначения посланником в Англию. Воспринималось это как должное. В конце концов, измученная постоянными изменами Шатобриана, она уехала в Италию, но… осталась навсегда в его сердце. Спустя тридцать с лишним лет, на глазах всего города, ежедневно в три часа пополудни парализованный Шатобриан приказывал нести себя в палантине к женщине, без которой уже просто не мыслил своей жизни. Его встречала всегда приветливая и заботливая мадам Рекамье. В её доме по-прежнему звучали стихи и музыка.

 

Русский