КНИЖНЫЙ ВЕРНИСАЖ: Н.И. Забела-Врубель

21.11.2020 | 56 просмотра(ов)

Отдел литературы по искусству приглашает познакомиться с наиболее интересными изданиями по разным видам искусства.

 

Барсова Л. Г. Н. И.Забела-Врубель: глазами современников. – Ленинград: «Музыка», 1982 г. – 120 с.

В созвездии имён представителей русского искусства рубежа XIX-XX веков особое место принадлежит выдающейся оперной певице Надежде Ивановне Забеле-Врубель (1868-1913). В тонком сплаве высочайшей радости и затаённого трагизма её образ остался навеки запечатлённым в живописи Врубеля, отразился в музыке Римского-Корсакова, Рахманинова и других композиторов эпохи.

Надежда Ивановна происходила из старинного рода, известного в истории Украины с XVI века. В XIX веке фамилия Забела обретает широкую известность в художественных кругах России. Сестра отца певицы Анна Петровна была женой и другом художника Н. Ге. В семье Ге часто музицировали: пели, играли на старинных клавикордах. Атмосфера этого дома повлияла на формирование духовного мира Забелы. Искренность, приветливость привлекали к ней людей, общение с нею доставляло радость.  

В эпоху расцвета её таланта в оперном театре яркую жизнь обретали образы, созданные Пушкиным. Лиризм, искренность, глубокая человечность пленяют в его героинях певицу. На разных этапах своего творческого пути она поёт партии Татьяны в «Евгении Онегине», Лизы в «Пиковой даме», Людмилы в «Руслане и Людмиле», Машу в «Дубровском», Ксению в «Борисе Годунове», Царевну-Лебедь в «Сказке о царе Салтане», Шемаханскую Царицу в «Золотом петушке», Марию в «Мазепе».

Не менее блистательно в её исполнении звучали партии из опер европейских композиторов. Особую роль в жизни певицы сыграл созданный ею образ Гретель в опере Хумпердинка «Гензель и Грета». Забела была поразительно естественна в роли девочки-подростка и сумела передать атмосферу сказки. «Какая милая плутовка эта Гретхен, - вспоминал современник. – (…) Она ещё совсем ребёнок, маленький, худенький, со смешными, смеющимися глазками, а голосок – пожалуй, старики Гримы заслушались бы». Этот девически светлый, чистый и тёплый голос пленил М.А. Врубеля. Художник обожал музыку, и сам был незаурядно музыкально одарён. Даже внешним своим обликом Врубель вызывал впечатление особой «музыкальной» утончённости: «Глядя на Врубеля, (…) на его сдержанную скромность, я почему-то подумал: это Моцарт», - рассказывал К. Коровин. Артистическую индивидуальность певицы художник воспринял как произведение искусства, как живое воплощение волновавших его воображение образов: Офелии («Гамлет»), Джульетты («Ромео и Джульетта»), Маргариты («Фауст»), Тамары («Демон»), Снегурочки. Вскоре он делает Надежде Ивановне предложение руки и сердца.

«Врубель всю жизнь варьировал в своих картинах одну и ту же женщину, в облике которой он усматривал всё новые и новые нюансы. Эта женщина – его жена», - так думали многие любители музыки и живописи, узнававшие певицу и в «Музе», и в «Царевне Лебеди».

В 1897 году Забела вместе с Врубелем была приглашена С. И. Мамонтовым в Московскую русскую частную оперу, где произошло главное в её жизни событие - встреча с музыкой Римского-Корсакова. Эта встреча обогатила русский оперный театр и русскую живопись целым рядом выдающихся произведений. До знакомства с Забелой за 30 лет творческого пути композитор написал семь опер. В последующие 10 лет он создал ещё семь произведений, вошедших в сокровищницу не только русской, но и мировой оперной классики. Певица нашла взволновавший композитора вокальный и сценический облик, став создательницей уникального «корсаковского» исполнительского стиля.

«Идеально хороша», по отзывам современников, была Забела в партии Волховы («Садко»). «Возможно ли было, раз увидев это существо, не обольститься им на всю жизнь! – писал Гнесин. – Эти широко расставленные сказочные глаза, пленительно женственная, зазывно-недоуменная улыбка, тонкое и гибкое тело (…). Хотелось, чтобы Морская царевна вошла бы в жизнь слушателей и зрителей и осталась с ними навсегда!»

Говорили, что тот, кто не видел Забелу в «Снегурочке», не представляет себе, как прекрасен может быть этот образ! Казалось, что она совсем не играла на сцене, но «просто перед вами была Снегурочка».  

Не всегда профессиональная жизнь певицы была безоблачной, но дома её окружала атмосфера обожания и преклонения. Врубель сочинял для неё сценические костюмы, домашние платья, галстуки, кольца, броши. Жизнь казалась прекрасной, и ничто не предвещало беды, вдруг обрушившейся на Забелу. Долгожданный ребёнок родился с заячьей губкой. Затем у Михаила Александровича началось нервное расстройство. С заболеванием мужа совпали смерть отца и тяжёлая болезнь матери певицы.

Теперь лишь в творчестве она находит утешение. Её исполнительское искусство достигает вершины. Воплощаемые Забелой на сцене героини сияли, по словам критиков, «светом высшей красоты». Надежде Ивановне посвящали сборники романсов Гнесин, Римский-Корсаков, Глазунов. С именем певицы Рахманинов навеки соединил романс «Сирень», ставший для современников символом её творчества. Сирень – один из лейтмотивов творчества Врубеля. Гнесин вспоминал, что даже из клиники ко дню именин любимой жены он присылал ей букеты сирени.

Незадолго до смерти художник пишет один из самых вдохновенных портретов Надежды Ивановны «На фоне берёзок». Забеле – 37 лет, но она кажется хрупкой, юной, нежной. Тонкое лицо с тенью беспомощной улыбки трогательно-печально. Синий взор отуманен слезами. Величайшей трагедией для Надежды Ивановны стала неожиданная смерть сына, а затем и мужа.

В постановках опер Римского-Корсакова певица создала чудесный сказочный мир, но в её жизни чуда не произошло.

 

Информацию подготовила О. А. Сокольникова, главный библиотекарь отдела литературы по искусству.

Русский