КНИЖНЫЙ ВЕРНИСАЖ: Музеи Рима. Галерея Боргезе. Национальная галерея

19.09.2018 | 963 просмотра(ов)

Отдел литературы по искусству представляет рубрику «Книжный вернисаж».

Музеи мира. Галерея Боргезе. Национальная галерея/ Сост. З. Борисова. – М.: Изобразительное искусство, 1971. - 176 с., ил.

Многие из существующих музеев возникли на основе частных собраний. Эти коллекции служат своеобразным портретом своих хозяев, а порой и предоставляют сюжеты для приключенческих романов. История их создания – это история страстей, безумств, стремительных взлётов и оглушительных падений. Одну из них может поведать своим посетителям галерея Боргезе, расположившаяся в живописнейшем уголке Рима. Её именуют нередко «королевой среди частных коллекций».

История эта началась в начале XVII столетия, когда Шипионе Кафарелли улыбнулась фортуна и его дядя, Камилло Боргезе, был избран папой под именем Павла V. Новый папа усыновил Шипионе и сделал кардиналом. В его  распоряжении оказались большие денежные суммы, которые тратились им на приобретение произведений искусства. На семейных землях началось строительство дворца и устройство парка. Изящное здание, чаще именуемое не дворцом, а Казино («небольшой домик»), задумывалось Шипионе для размещения в нём коллекции произведений скульптуры и живописи.

Первые крупные поступления в коллекцию относятся к 1607 году, когда финансовая служба Павла V наложила секвестр на мастерскую художника Кавальере д’Арпино за неуплату налогов. В собственности Шипионе Боргезе оказались произведения, принадлежавшие живописцу. В этом же году коллекция пополняется картиной Караваджо «Мадонна Палафреньери» («Мадонна со змеями»), снятой с одного из алтарей собора Святого Петра из-за того, что облик Богоматери, святой Анны и  младенца Христа не соответствовал религиозным представлениям. Мария обучает сына борьбе со змеями, являющимися символом греха. Произведения Караваджо нередко шокировали зрителей, но Шипионе Боргезе отличался художественным чутьём, вкусом и широтой взглядов.

Кардинал чётко представлял, какие произведения должны быть в его коллекции, и не стеснялся в средствах достижения цели, когда желал сделать нужное ему приобретение. Родственные связи с папой оказывали ему в этом неоценимую помощь. Так, в 1608 году, переходя от уговоров к угрозам, Шипионе вынудил кардинала Сфондрато продать ему 70 картин. Среди них были два великолепных полотна Тициана «Любовь земная и небесная» и «Венера, завязывающая глаза Амуру».

Когда же ни угрозы, ни деньги не помогали, а желание приобрести произведение искусства было огромно, кардинал шёл на преступление. Так по его приказу монахи церкви Сан Франческо в Перудже похитили ночью из капеллы Бальони картину Рафаэля «Снятие с креста» и тайно переправили её в Рим. Жители города не смирились с беззаконием. Они одолевали папу протестами, стремясь вернуть полотно в капеллу, с которой оно было исторически связано. Аталанта Бальони заказала эту работу Рафаэлю в память о сыне, убитом в ходе борьбы между членами семьи за владение Перуджей. Эти трагические обстоятельства определили выбор сюжета, и эмоциональный строй произведения, пронизанный скорбью и болью утраты. Облик погибшего юного Грифонетто принял юноша, держащий тело Христа. Картина стала семейной реликвией, место которой было предопределено – капелла рода Бальони. Но подобные соображения не интересовали страстного коллекционера. Для того чтобы уладить конфликт в Перуджу была передана копия.

Наряду с живописью Шипионе коллекционировал скульптуру. Античные памятники попадали к нему с места раскопок, которые велись в то время по всей Италии. Бюсты античных императоров, статуи языческих богов, саркофаги размещались в залах Казино, и в парке. Но изюминкой собрания стали работы скульптора Лоренцо Бернини. Кардинал заметил юное дарование, когда Бернини работал вместе с отцом по украшению парка виллы Боргезе, и стал одним из основных заказчиков мастера. Он настолько дорожил творениями скульптора, что подарив кардиналу Лодовизи скульптурные композиции «Аполлон и Дафна» и «Похищение Прозерпины», Боргезе не постеснялся спустя время, потребовать их обратно. И конечно, он не мог удержаться от соблазна заказать мастеру собственный портрет. Заказ был выполнен, но неожиданно скульптура дала трещину, которая как морщина прошла вдоль лба кардинала. Это произошло из-за дефекта мраморного блока, о котором скульптор не был предупреждён. Чтобы не сорвать заказ, Бернини совершил подвиг: в три дня выполнил новый портрет, и передал кардиналу оба изображения. Сегодня в зале галереи стоят рядом два Шипионе Боргезе. Они почти неотличимы. Однако есть между ними едва уловимая разница в настроении. Это один и тот же человек, только запечатлённый дважды с промежутком в несколько секунд. Ироничная улыбка играет на хитром лице. Рядом с этими портретами стоит бюст благодетеля кардинала, папы Павла V, которому коллекция многим обязана. А над ними – автопортреты Бернини.

В 1633 году, незадолго до смерти, Шипионе Боргезе, стремясь сохранить коллекцию в целости, передал её в ведение специальной комиссии, которая должна была следить, чтобы собрание картин и скульптуры переходило от одного наследника к другому неприкосновенным. Опасения кардинала о сохранности коллекции были не напрасны. Каждое последующее поколение наследников всё меньше интересовалось искусством и не заботилось о семейном собрании. В 1902 году, когда после смерти последнего представителя рода Боргезе не осталось прямых наследников, коллекция и дворец были куплены государством. К моменту передачи в государственную собственность коллекция насчитывала 557 картин и 314 скульптур.

Русский