КНИЖНЫЙ ВЕРНИСАЖ: Мост через вечность.

06.02.2019 | 764 просмотра(ов)

Отдел литературы по искусству приглашает ценителей и любителей прекрасного познакомиться с наиболее интересными изданиями из богатой книжной коллекции по разным видам искусства.

Коин, Беатрис.

Мост через вечность. О чём не сказала Паола: [посвящается памяти Паолы Волковой : 12+]. - Москва : Buksir : Хорошая книга, 2016. - 237 с.

Книга посвящается памяти искусствоведа Паолы Дмитриевны Волковой, автора и ведущей 12-серийного документального телесериала «Мост над бездной» об истории мировой живописи для телеканала «Культура».

Читателя этой книги ждёт совершенно неожиданное путешествие в мир искусства. Автор рассказывает о полотнах, которые вызывали ожесточённые споры современников, историков и искусствоведов, порождали различные слухи, домыслы и легенды, становились причиной мистических событий.

Из главы «Неизвестная: мистическое пророчество художника» читатель узнает, почему картину Ивана Николаевича Крамского «Неизвестная» называют русской Джокондой. В советское время героиня этого полотна считалась воплощением женственного идеала, гордости, чистоты и аристократизма. Однако в XIX веке этот женский портрет вызвал бурное негодование посетителей 11-й Выставки передвижников: картину называли не иначе как скандальной, а гордую красавицу причислили к дамам полусвета. Пикантность ситуации придавал тот факт, что Крамской отказался раскрывать главный секрет: чей портрет он написал? Знаменитый критик Стасов видел в образе, запечатлённом Крамским, разоблачительный портрет общественной нравственности и назвал «Неизвестную» кокоткой в коляске, а Павел Третьяков отказался покупать сомнительное полотно для своей галереи.

Как должно относиться общество к женщине призревшей моральные устои? Эту проблему пытались решить живописцы, и писатели XIX века. Недаром «Неизвестную» Крамского зрители сравнивали и с Анной Карениной Льва Толстого, и с Настасьей Филипповной Фёдора Достоевского.

Большинство искусствоведов склоняются к мысли, что образ «Неизвестной» - собирательный. Тем не менее, попытки найти загадочный женский лик, ставший для художника музой, продолжаются. Среди прототипов называют грузинскую княжну Варвару Туркестанову, фаворитку Александра I, Екатерину Долгорукую, курскую крестьянку Матрёну Саввишну, а также дочь и жену художника Крамского.

Особенно примечательна романтическая легенда о Матрёне Саввишне. Это история золушки с очень реалистическим, а потому печальным окончанием. Молодой офицер Бестужев, проезжая через имение своей тётушки, обратил внимание на юную горничную, прислуживавшую гостям. Крестьянская девушка была настолько красива, что Бестужев женился на ней. Родственники, хоть и не были довольны подобным мезальянсом, поддержали влюблённого. Матрёну Саввишну обучили правилам этикета, грамоте. Но тонкости светского общения давались ей с трудом. Влюблённые нередко ссорились, а мужу всё чаще приходилось терпеть крутившихся вокруг супруги щеголей. Однажды Матрёна Саввишна, разодетая по последней моде, возвращалась в коляске домой и встретила тётку Бестужева, у которой когда-то служила. С гордостью потом она рассказывала мужу, как  с независимым видом проехала мимо бывшей хозяйки, даже не поздоровавшись. Вот, мол, показала, кто есть кто… Молодая женщина была настолько взбудоражена встречей, что ей и в голову не пришло соблюдать правила этикета. Свидетелем этого разговора стал Крамской, заехавший к Бестужевым на чай. Он, как и многие другие, восхищался красотой крестьянской девушки, и сочувствовал ей. Ведь жизнь красивой пары становилась всё сложнее, а когда умер их сын, родственники Бестужева настояли на расторжении брака. Матрёна Саввишна покинула Петербург. В дороге она тяжело заболела и умерла в земской больнице. Крамской узнал эту страшную новость, потому что, пытаясь поддержать Матрёну, провожал её в дорогу и просил прислать весточку, когда та доберётся до дома. Но весточки не последовало, а недолгие поиски принесли горькие вести. Может быть, в память о Матрёне написал художник картину – он запечатлел момент той самой встречи – момент «триумфа» новоявленной светской дамы.

Прочитав эту книгу можно узнать и о том, какую роль в судьбе Анри Матисса сыграл его знаменитый «Танец». Матиссу вот-вот должно было исполниться 40 лет, но у него не было ни профессионального признания, ни денег. Его картины не пользовались спросом. Живописец, стойко переносил едкие, а иногда и злобные нападки и продолжал творить. В этот непростой период он и получил заказ на «Танец» от русского купца Сергея Ивановича Щукина, который пожелал, чтобы неизвестный французский живописец создал огромные панно, для украшения пролётов лестниц его особняка в Москве. Щукин ожидал от французского художника эпатажа, но присланный эскиз «Танца» поверг его в шок. Он, глядя на обнажённые фигуры, которые в оригинале будут больше человеческого роста, немедленно представил себе заголовки газет волну сплетен, негатива, критики – и испугался. Он попытался уговорить художника изменить эскиз – «одеть» фигуры, объясняя, что для России «ню» - это общественный вызов, решительно неприемлемое оформление дома. Договориться не удалось, и Щукин согласился с предложенным вариантом. В XX веке «Танец» быстро завоевал место в ряду культовых произведений искусства и стал всемирно известен. Сейчас Франция очень сожалеет о том, что на родине художника признали слишком поздно. Матисс вынужден был продавать свои картины за границу, поэтому во французских коллекциях сохранилась лишь малая часть его ранних работ. О злоключениях коллекционеров, собиравших работы Матисса,  и о судьбах их коллекций вы прочитаете в главе «Гробница для шедевров».

Из книги вы также сможете узнать, на какие размышления о «страшных сказках, что мы читаем детям на ночь» навела автора картина В.М. Васнецова «Царевна лягушка», а также о том, почему все, кто однажды встретился с картиной «Княжна Тараканова» художника К. Д. Флавицкого, эту встречу уже не могут забыть никогда.

Русский