ГЕНИИ ВЛАСТИ.Макиавелли Никко́ло (1469– 1527)

12.10.2021 | 113 просмотра(ов)

Лучшая из всех крепостей для правителя –

не быть ненавистным народу: какие крепости ни строй,

 они не спасут, если ты ненавистен народу.

Макиаве́лли

 

Никко́ло Макиаве́лли — итальянский мыслитель, философ, писатель, политический деятель — занимал во Флоренции пост секретаря второй канцелярии, отвечал за дипломатические связи республики, автор военно-теоретических трудов. Выступал сторонником сильной государственной власти, для укрепления которой допускал применение любых средств, что выразил в прославленном труде «Государь», который утвердил его автора как «отца современной политической теории».

Макиавелли получил хорошее образование, благодаря прекрасному знанию латыни мог читать в оригинале древних авторов, имел прекрасное представление об итальянской классике, но не разделял преклонения гуманистов перед эпохой античности.

Философия Н. Макиавелли почти вся посвящена идее создания сильного и справедливого государства, потому что оно, по его мнению, является высшим проявлением человеческого духа, а служение государству – главная цель жизни людей.

В жизни Никколо Макиавелли можно выделить два этапа: в течение первой части своей жизни он, в основном, занимается государственными делами. С 1512 года начинается второй этап, ознаменованный принудительным удалением Макиавелли от активной политики.

В последние годы жизни Макиавелли жил в маленькой деревушке неподалеку от Флоренции. Он умер в городе 21 июня 1527 года. Его могила находится в церкви Санта-Кроче во Флоренции, куда, по иронии судьбы, ему было запрещено входить в последние годы его жизни.

Дживелегов А. Творцы итальянского Возрождения: В 2 кн. Кн. 2 / А. Дживелегов. – Москва, 1998. – 352 с.

«Настоящей школой Никколо была флорентийская улица, этот удивительный организм, где формировалось столько больших умов. Дома он читал древних и Данте. Бродя по улице, получал среднее и высшее образование. И проходил курс политики… Политика пропитывала все. Макиавелли ею опьянялся». С. 207-208.

«Друзей Никколо не имел. Его не любили. …Такой, каким он был, для своей среды он был непонятен и потому неприятен. Его не стесняясь ругали за глаза. Что же делало его чужим среди своих?

Во всяком буржуазном обществе царит кодекс конвенционального лицемерия. Тому, кто его не преступает, заранее готова амнистия за всякие грехи. Макиавелли шагал по нему, не разбирая, а иной раз и с умыслом топтал его аккуратные предписания. Он был не такой, как все, и не подходил ни под какие шаблоны. Была в нем какая-то нарочитая, смущавшая самых близких прямолинейность, было ничем не прикрытое, рвавшееся наружу даже в самые тяжелые времена нежелание считаться с житейскими и гуманистическими мерками, были всегда готовы сарказмы на кончике языка, была раздражавшая всех угрюмость, манера хмуро называть вещи своими именами как раз тогда, когда это считалось особенно недопустимым.

…Если его осуждали за дурной характер и пробовали хулить за то, что он выходит из рамок, он всем назло делал вдвое, не боясь клепать на себя, и выдумывал себе несуществующие недостатки сверх имеющихся». С. 211-212.

«… Общество, которое не хотело понимать Макиавелли и отвергало его, было общество Возрождения. Никколо был его родным детищем, но капризным и своенравным: свет и тени в нем были распределены по-другому, чем у огромного большинства». С. 219.

 

Никколо Макиавелли: pro et contra / Сост. В. В. Сапов. – Санкт-Петербург, 2002. – 696 с.

Антология «Макиавелли: pro et contra» представляет собой собрание текстов деятелей русской общественной и философской мысли, ученых и публицистов, дающих оценку творчеству и личности великого флорентийского секретаря.

«Значительная часть рассуждений Макиавелли  в «Государе» касается того, как необходимо вести себя в отношении народа, поскольку народ составляет тот непосредственный «материал», из которого государь творит совершенное государство. В этой части рекомендации Макиавелли очень конкретны и подробны».С. 15.

«…То же самое касается выбора между честностью и хитростью; «из всех зверей пусть государь уподобится двум: льву и лисице. Лев боится капканов, а лиса – волков, следовательно, надо быть подобным лисе, чтобы уметь обойти капканы, и льву, чтобы отпугнуть волков. Тот, кто всегда подобен льву, может не заметить капкана. Из чего следует, что разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание. Такой совет был бы недостойным, если бы люди честно держали слово, но люди, будучи дурны, слова не держат, поэтому и ты должен поступать с ними так же. А благовидный предлог нарушить обещание всегда найдется.

…Поэтому в душе он всегда должен быть готов к тому, чтобы переменить направление, если события примут другой оборот или в другую сторону задует ветер фортуны, то есть, как было сказано, по возможности не удаляться от добра, но при надобности не чураться и зла». С.17.

 

Бурлацкий Ф. Никколо Макиавелли. Советник государя / Ф. Бурлацкий. – Москва, 2002. – 448 с.

Одни называли его наставником тиранов, другие добрым республиканцем, но все сходились на том, что он был великим итальянским патриотом.

Эта книга открывает серию, посвященную традиционной связке двух героев – деятеля и мыслителя, вождя и советника.

«Макиавелли как-то заметил, что он предпочитает сначала жить, а потом философствовать. И это стало программой его деятельности. Он радовался каждой возможности принять участие в активной политической деятельности: в переговорах с зарубежными правителями, в формировании народного ополчения, укреплении крепостей. Он черпал у самой жизни материал для своих размышлений. Его философия поэтому никогда не отрывалась от земной почвы». С.117.

 

Сочинения великих итальянцев XVI в. Серия «Библиотека ренессанской культуры» / Сост., вступит. статья, комментарии Л. М. Брагиной; Пер. с итал. – Санкт-Петербург, 2002. – 377 с.

Перед читателями этой книги предстает человек эпохи Возрождения со своими нравственными установками и стремлением жить по законам гармонии и красоты.

Глава «Избранные письма» знакомит читателей размышлениями о мудрости правителей в сочинениях Макиавелли.

«Полагаю, что как природа дала людям разные лица, так они получают от нее и разные ум и воображение, которыми руководствуется каждый. И поскольку, с другой стороны, изменчивы время и обстоятельства –тому, кто идет навстречу времени, все замыслы удаются как по-писаному, и он процветает; напротив, несчастлив тот, кто отклоняется от времени и обстоятельств.

…Но так как времена и вещи и в целом, и в частностях подвержены изменениям, а люди не меняют ни своего воображения, ни образа действий, им то сопутствует удача, то их преследует невезение. В силу людской близорукости и неумения подчинить себе собственную природу, судьба непостоянна и распоряжается людьми, она держит их под игом.

Новому правителю стоит основать свою репутацию на жестокости, коварстве и безверии в той провинции, где человечность, доверие и благочестие давно в избытке. Точно так же там, где некоторое время правили жестокость, коварство и безверие, пригодны человечность, доверие и религия, ибо как горечь возмущает вкус, а сладости приедаются, так людям наскучивает добро, а зло причиняет страдания». С. 32-33.

 

Воронцов Е. К вопросу об имморализме Н. Макиавелли: учение мыслителя о республике / Е. Воронцов. – Социально-гуманитарные знания. – 2016. – № 1. – С. 320-326.

В подавляющем большинстве исследований Макиавелли интерпретируется как теоретик аморальной политики, подчиненной принципу «цель оправдывает средства». Одни исследователи видят в учении итальянского мыслителя отрицание основ европейского гуманизма, другие оправдывают его взгляды социально-политическими обстоятельствами, по мнению третьих, феномен Макиавелли – это теоретический урок «несопрягаемости» политики и морали.

Цель представленной статьи – анализ ключевых положений учения Макиавелли о республике, изложенного в «Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия».

«Такая цель, как преобразование государства для восстановления в нем гражданского порядка, предполагает в качестве исполнителя человека добродетельного; между тем сделаться властелином республики может обычно злодей; стало быть, очень редко найдется человек, который хотел бы овладеть властью бесчестными средствами, хотя бы и с благой целью; еще реже – чтобы негодяй, достигнув верховной власти, захотел поступать хорошо и чтобы ему вздумалось добродетельно употребить власть, гнусно приобретенную». С. 326.

Юсим М. Абсолютизм и вольность. Русские переводы «Государя» Макиавелли и «Антимакиавелли» Фридриха Второго / М. Юсим. – Новая и новейшая история. – 2019. – № 3. – С. 3-8.

«Антимакиавелли» Фридриха Второго Прусского (1740 г.) считается одним из самых ярких произведений, направленных против «макиавеллизма». Здесь будущий прусский монарх, писавший этот труд при содействии Вольтера, защищает ценности Просвещения. Макиавелли в данном случае является его мишенью как наставник тиранов и разрушитель морали». С. 3.

«Что до Фририха Прусского, то на заре своей политической карьеры он написал сочинение, провозгласив, что государь – первый слуга народа. Применить эти идеи на практике оказалось куда сложнее. Прав оказался Макиавелли, который хотел следовать «настоящей, а не воображаемой правде вещей». Как бы то ни было, судьбы двух авторов и их книг исторически переплелись, а потому иной раз трактат прусского монарха служил не только опровержению, но и распространению взглядов флорентинца. Так случилось и в России, поскольку первым дошедшим до нас переводом «Государя» оказался именно тот, который был включен в рукопись «Антимакиавелли». С. 5.

Материал подготовила Миниахметова Л. И., ведущий библиотекарь отдела социально-экономической литературы

Русский