100 ЛЕТ МАРИЙ ЭЛ. Торф - чёрный хлеб войны

17.06.2020 | 371 просмотра(ов)

В Мари-Турекском районе Республики Марий Эл есть государственный природный заказник «Холодный Ключ», где растут уникальные растения, обитают животные, птицы и насекомые, занесённые в Красную книгу. Но есть у Холодного Ключа своя история, связанная с Великой Отечественной войной. Холодный Ключ, или Холодка, как его называют местные жители, это земля, которая в голодные военные годы помогала людям всей округи выстоять и выжить. Здесь установлен памятник торфу – единственный в своем роде. Надпись, выбитая на камне, гласит: «Путник, остановись! Здесь лежит торф – чёрный хлеб войны. Эта земля священна».

На протяжении многих веков торф приносил пользу людям. Это и топливо, и удобрение. Но кто открыл съедобные свойства торфа – неизвестно. У Холодного Ключа не велись промышленные разработки торфа, его употребляли в пищу. Сначала в страшный голод 1921-1922 гг., потом в годы Великой Отечественной войны.

По словам очевидцев, в голодные военные годы за торфом приходило много людей: кто пешком катил тележку, а кто с котомкой. Приезжали и на колхозных лошадях с телегами, и всё, что привозили, делили на всех поровну. Люди шли, ехали за 20, 30, а то и 70 км из других районов (Куженерского, Параньгинского, Сернурского, Советского, Уржумского района Кировской области), а также из соседних деревень и сёл. Порой здесь приходилось и ночевать – просились на постой в окрестных деревнях. Существовала даже норма отпуска в одни руки, была охрана. Но до дома добирались не все: были случаи смерти в пути от истощения.

За торфом ходили в основном зимой. Летом сама природа кормила: овощи, грибы, ягоды, рыба из речки, а зимой было очень голодно. Люди руками разгребали снег и потом скребли мёрзлый торф.

Комочки торфа варили в воде. Чтобы лучше переваривалось, эту массу смешивали с ржаной мукой, молоком, травами, семенами, лебедой – со всем, что было. Эту болтушку называли «торфушкой». Пекли лепешки, добавляя липовые опилки. Одни говорят, что торф на вкус – как творог, другие сравнивают с вареной печенью. Ели и в сыром виде. Торф можно было есть по чуть-чуть, так как от переедания могло стать плохо, но голод брал своё. Были случаи, когда люди, особенно дети, даже умирали.

Почему использовался только этот торф с Холодного Ключа, ведь торфяных залежей у нас предостаточно? Очевидцы говорят, что торф из других мест был горький, невкусный, а этот – «сладкий» и не скрипел на зубах.

Торф ели и в блокадном Ленинграде, только там его называли «красный творог». Оказывается, когда варишь торф, он становится красного (бурого) цвета.

После войны прошло много десятилетий. Не все местные жители знали об этой странице истории. Но после того как краевед Валентин Зайцев стал собирать материал о жизни в тылу и от местной жительницы узнал о продовольственном значении торфа, он подготовил очерк. Его опубликовала районная газета, и пошли один за другим отзывы людей, которые сами когда-то ходили за торфом. Стали поступать предложения увековечить это место.

Из Памашъяльского каменного карьера на грузовике был привезён огромный валун, на котором выбили надпись. Силами общественности облагородили территорию, разбили цветник, высадили в ряд молодые берёзки, которые олицетворяют очереди, в которых стояли когда-то ходоки за спасительным торфом.

22 июня 2012 года на Холодном Ключе по соседству с деревней Русский Ноледур в торжественной обстановке был открыт памятный знак торфу – чёрному хлебу войны. На этом событии присутствовали живые очевидцы событий. И теперь каждый год, 22 июня, в День памяти и скорби, у памятника проводятся митинги с участием «детей войны», тружеников тыла, учащихся, жителей ближних населённых пунктов и даже приезжих из других районов. За памятником ухаживают ребята из Мари-Турекской средней школы. Это памятник не только торфу, но и всем труженикам тыла.

Торф спас жизни сотням, а может и тысячам людей. Всю войну люди терпели голод и лишения, потому что считали: на фронтах ещё тяжелее, а, значит, надо терпеть и держаться. И сейчас нам трудно в это поверить, когда на прилавках лежат десятки наименований хлеба, а наши дедушки и бабушки ели лебеду и торф.

 

В подготовке материала использовалась следующая литература:

 

Вшивцев В. День памяти и скорби / Валерий Вшивцев // Знамя.– 2012.– 29 июня. – С. 1.

Зайцев В. В. Не расти, трава, здесь, горькая / Валентин Зайцев // Знамя. – 2012. – 15 июня. – С. 6.

Золотарёва Р. Вкус чёрного хлеба войны / Раисия Золотарёва // Наша жизнь.– 2014. – 1 мая.– С. 3.

Петрова С. Красный творог войны / С. Петрова // Знамя.– 2012. – 30 марта. – С. 3.

Четаева О. Торф-кормилец /Ольга Четаева //Семейная газета.– 2020. – 5 мая.– С. 8.

Шахтарин Д. Чёрный хлеб войны /Дмитрий Шахтарин // Марийская правда.– 2013. – 3 авг. – С. 1, 4.

 

Фото: Виноградова Т. Л. и из открытых источников в сети интернет

 

Информацию подготовила Виноградова Т. Л., ведущий библиотекарь отдела хранения основного фонда

Русский