100 ЛЕТ МАРИЙ ЭЛ. Судьба «Старого Завода»

27.11.2019 | 68 просмотра(ов)

По данным справочника административно-территориального деления нашей республики за 1978 год в шести километрах от Морков существовала деревня Старый Завод. В 1980 году по Указу Президиума Верховного Совета Марийской АССР деревня Старый Завод исключена из учетных данных, так как она была отнесена к числу «неперспективных».

Исчезла с географической карты деревня, славившаяся в свое время своим заводом – одним из первых промышленных предприятий края. Исчезла деревня, в которой веками трудились династии сельских умельцев.

 После подавления пугачевского восстания в 1775 году царское правительство решило послать в марийский край помещиков, дворян и чиновников. Они появились и в моркинской стороне, отбирали у крестьян земли, лес и луга, строили стеклозаводы, которым отводили большие земельные площади. Еще в 1754 году для строительства и работы стекольного завода по указанию графа Шереметьева из юринской стороны были переведены 17 хозяйств. Стекольные заводы на территории марийского края (их было в разное время 16) в дореволюционное время являлись единственными крупными предприятиями фабрично-заводского типа с числом рабочих от 120 до 450 человек. Здесь впервые формировался пролетариат края.

27 ноября 1779 года по указу Мануфактур-коллегии на Черном Ключе в Моркинской волости Царевококшайского уезда у реки Шалинка был построен первый в марийском крае стекольный завод, известный ныне как «Старый завод». На этом месте тогда деревни не было, кругом были леса и луга. В окрестностях расположились деревни Кучко-Памаш, Адымаш и Мари-Кужеры. Основание на этом месте стекольного завода положило начало стеклоделию в Марийском крае.              

Вначале о самом документе, оставившем описание Старого завода.

«…В 1793 году начиналось Генеральное межевание земель Казанской губернии, длившееся четыре года. Это было крупнейшим мероприятием земельной политики правительства Екатерины II, проведенным с целью точного определения границ земельных владений отдельных лиц, крестьянских общин, городов, церквей и других учреждений. Материалы Генерального межевания составляют огромный комплекс документов, ныне хранящихся в Российском архиве древних актов в Москве. Они имеют неоценимое значение. Это уникальное экономико-географическое статистическое описание местностей, содержащее обширный круг сведений: о местоположении селений (ориентировочно к рекам, дорогам, оврагам), о церквях (название, деревянная или каменная, год постройки), о реках и рыбах в них, рыбных ловлях (оброчные ли они или нет, размер оброка), о мельницах на реках (годовой доход от них, размер оброка), о местах, о почве и ее плодородии (какие культуры лучше родятся), о качестве сенокосов и лесов вплоть до указания толщины и высоты деревьев, годности их для кораблестроения, о заводах, торговле и сельских промыслах, о состоятельности крестьян, размере барщины или оброка помещичьих крестьян. Из этого перечня сведений можно заключить, какой большой интерес представляют «Экономические примечания» для историков, экономистов, статистиков, биологов, языковедов (прежде всего топонимистов), всех краеведов, интересующихся прошлой историей своего края – деревни, села, города, района.

В «Экономических примечаниях» содержатся сведения о первых заводах, основанных в нашем крае.

Один завод был построен по указу Мануфактур-коллегии на Черном, ключе, в трех километрах от деревни Кинер, 27 ноября 1779 года Андреем Петровичем Туриным – московским «иноземцем». В конце XVIII века, во время проведения Генерального межевания, он принадлежал казанскому купцу первой гильдии Ивану Степановичу Жаркову.

 На трех его печах ежегодно вырабатывалась разнообразная продукция: 10 ящиков белого стекла, 250 ящиков зеленого стекла, стеклянной посуды различной  емкости – «штофов 130000, полуштофов 88000, четвертушек 43000; бутылок ведерных – 250, полуведерных – 130, четвертных – 180, осьмушных – 200, полуосьмушных – 150; бутылок же на аглинской манер 25000, гладкствольных – 5000, двойных – 2000; банок ведерных – 100, полуведерных – 200, четвертных – 250, осьмушных – 800, полуосьмушных – 400; кувшинов полуведерных – 50, четвертных –150, осьмушных  – 200».

Таким образом, на заводе вырабатывалось ежегодно 260 ящиков белого и зеленого стекла, 32910 бутылок, 1750 банок, 400 кувшинов, 261000 штофов, полуштофов и четвертушек. Разумеется, здесь емкости сосудов указаны с учетом мер жидкости, существовавших в XVIII веке. Так, например, ведро равнялось 10 штофам, или 12,3 литра, штоф – 2 бутылки, или 1,23 литра и т. д.

Для изготовления указанной продукции требовалось необходимое сырье: 4500 пудов белой глины (один пуд стоил 50 копеек), 3000 пудов белого песка (по 5 копеек за каждый пуд). Его более 120 тонн доставляли по Волге из Московской губернии. Кроме того, в Казани покупалось 200 пудов «слитков изгарины» (окалины, перегорелого железа) стоимостью 8 копеек за пуд.

Заготовкой дров и выжиганием золы для нужд завода занимались марийские крестьяне Моркинской, Мушеранской, Шалинской, Малой Кушнинской, Больше-Моркинской, Больше-Иринской, Мало-Иринской, Коркатовской, Болше-Бигашинской волостей. А потребности завода в дровах и золе, судя по документу, были немалые: «дров сосновых и еловых однолетних 2000 сажень, каждая по 1 рублю 80 копеек; золы вязовой 2000 четвертей, каждая по 60 копеек».

Владелец завода покупал у жителей указанных волостей 350 пудов потеша – щелочной соли, вырабатываемой из золы – по 2 рубля 50 копеек за пуд, 5000 четвертей извести по 25 копеек за каждую, 4000 пудов серого песка по 2 копейки за пуд.

На заводе трудились 73 вольнонаемных «в разных мастерствах и работах». Мастера ежегодно получали по 200 рублей, подмастерья по 100 рублей, рабочие – по 60 рублей. (Обычно в таких случаях возникает вопрос: мало это или много? Судите сами: в конце 60-х годов XVIII века лошадь стоила 1,5-2 рубля, овца – 20-25 копеек).

Заводская продукция продавалась в Казани. Цены были разные. Так, ведерная бутылка стоила 60 копеек, штоф – 8, полуштоф – 6, банка ведерная – 50, кувшин полуведерный – 20 копеек. Ежегодный доход завода составлял около трех тысяч рублей…»

 Г. Айплатов (Морко мланде. – 1993. – 25 нояб. – С. 2.)

 

Завод был предприятием капиталистического типа. Многие предприниматели перед основанием своего завода приезжали на Старый завод за опытом. Он базировался на использовании вольнонаемного труда. Решающее значение имели дешевые рабочие руки и варварская эксплуатация бесправных и забитых «инородцев» – мари и татар, использовавшихся на заготовке дров и сырья и на подсобных работах на заводе. В 1811 году 20 процентов заводских рабочих составляли марийцы. Большое значение для Старого завода имело местное топливо и сырье – песок, известняк и зола. Последняя выжигалась в лесах и заменяла соду и сульфат и из нее вырабатывали поташ, применявшийся в то время во всех видах стекла.

 Основной цех – гутта – представлял из себя деревянный дощатый сарай. Он был всегда полон едкой шихтной пыли – щелочей и извести, дыма, генераторного газа и чада. В этой удушливой атмосфере, у печи с температурой до 1400 градусов рабочий завода вынужден был исполнять тяжелую, требующую постоянного напряжения легких и мускул, горячую работу в продолжение долгих 10 часов. Здесь не было ни вентиляторов, ни защиты от тепловых лучей, ни душевых. Посредине деревни протекал родник, рядом с ним находился пруд, на котором был установлена водяная мельница. Спасаясь от адской жары и духоты, рабочий периодически выбегал из помещения на 3-5 минут за глотком воздуха, а в летнюю жару «освежался» в пруду, бросаясь во всем одеянии в воду. Хотя узаконенная «Правилами внутреннего распорядка» продолжительность рабочего дня была 10 часов, но рабочий-стеклодув, как правило, работал не меньше 12-14 часов. Он был обязан «довести до конца» свою выработку: выгрузить свои изделия из отжигательных опечков, обработать «халявы», участвовать на авральных работах и приготовить к следующему дню свой инвентарь и инструменты.

Кроме работы на заводе, жители деревни занимались обработкой земли, охотой, рыбной ловлей, разведением домашних животных. В 1859 году в околотке Старый Стекольный завод находилось 14 дворов, проживали 59 мужчин, 51 женщина.  Стекольный завод просуществовал недолго (1867 г., по другим источникам 1833 г.),   затем из-за отсутствия сырья (песка) был закрыт. Рабочие вынуждены были заниматься сельским хозяйством, для увеличения посевных площадей корчевали лес. Еще в 1950-х люди в окрестностях этой деревни находили много осколков стекла – и белого, и зеленого – с указанием названия завода и фамилий его владельцев. Это были осколки прошлой истории.

В этом году заводу исполнилось бы двести сорок лет! Более двух столетий прошло, а от завода остался лишь след в памяти народной и архивных документах. Но его опыт и традиции использовались в производственной деятельности других стеклозаводов Кужерского («Красный стекловар») и Ульяновского («Мариец»).

При подготовке материала использована следующая литература:

  • Айплатов Г. Н. 215 лет со дня основания (1779) в д. Ключи Моркинской волости первого в Марийском крае стекольного завода / Г. Н. Айплатов // Марий Эл: время, события, люди : календарь знаменательных и памятных дат на 1994 год / Национальная библиотека им. С. Г. Чавайна. – Йошкар-Ола, 1993. – С. 39-40.
  • Деревня Старый завод (Черные ключи // Моркинский район : сборник документальных очерков. – Йошкар-Ола, 2004.– С. 71-72

***

  • Айплатов Г. Судьба «Старого завода» / Г. Айплатов // Морко мланде. – 1993. – 25 нояб. – С. 2.
  • Коряков М. Из прошлого нашего края / М. Коряков // Колхозная правда. – 1967. – 7 окт. – С. 4.
Русский