100 ЛЕТ МАРИЙ ЭЛ. МУЗА РЕВОЛЮЦИИ

31.07.2019 | 121 просмотра(ов)

Общественно-политическая жизнь в России начала XX века характеризовалась образованием различных общественных движений и организаций, принимавших в той или иной степени антиправительственную направленность.

В Марийском крае, особенно среди марийского населения, благоприятных условий для распространения революционных идей в массах не имелось. В 1904 году начальник Казанского губернского жандармского управления докладывал губернатору: «Чебоксарский и Козьмодемьянский уезды населены чувашами и черемисами, находящимися на крайне низком уровне развития, а потому они не представляют из себя благоприятной почвы для воспитания каких бы то ни было противоправительственных идей».

Но общие для страны веяния не могли обойти стороной и Марийский край. Это в первую очередь коснулось местностей, где образовались промышленные очаги и формировались местные отряды пролетариата (Юрино, Звенигово).

В начале XX века в Марийском крае возникло несколько революционных кружков и групп, не примыкавших к какой-либо политической партии. Например, такой «товарищеский кружок самообразования» появился в городе Санчурске. Его члены отпечатали на гектографе и распространили ряд листовок. Подобный кружок, члены которого занимались самообразованием и читали запрещенную литературу, был создан в поселке Звенигово лесничим Х. А. Саулитисом. Наряду с русскими рабочими и служащими в него входили несколько чувашей и марийцев.

Царское правительство сослало в Марийский край нескольких социал-демократов и социалистов-революционеров (эсеров), которые встретили здесь немало оппозиционно настроенных учителей, крестьян, рабочих и организовали антиправительственные кружки (например, в деревне Кокшамары современного Звениговского района).

 Однако большинство жителей Марийского края накануне первой русской революции вообще ничего не знали о революционных партиях и их идеях. В течение продолжительного  времени, до открытия навигации по Волге, заметных откликов на нее в Марийском крае не наблюдалось. В конце апреля члены Звениговского кружка организовали первую маевку. 8 ноября 1905 года в поселке Звенигово рабочие совместно с крестьянами Помъяльской волости устроили демонстрацию под лозунгом «Да здравствует Учредительное собрание!», с пением «Марсельезы» под красным флагом.

Таковы первые в Марийском крае отголоски революционной бури в России. Крупные волнения состоялись в деревне Кокшамары, где произошла забастовка сплавщиков, работавших на реке Большая Кокшага, вынудившая лесопромышленников пойти на уступки: повысить заработную плату, сократить рабочий день до 10 часов. В июле сюда прибыли из Казани студент И. С. Ключников (будущий композитор Палантай) и агитаторы из революционных организаций. Они устроили в лесу собрание крестьян, на котором призывали к решительной борьбе против самодержавия.

6 августа в Звенигово пришли около 700 крестьян-марийцев из многих деревень. Их поддержали рабочие Звениговского затона. Собравшиеся направились к земскому начальнику с требованиями наделить нуждающихся землей и выгонами для скота за счет казны. Не найдя начальника земского участка, рабочие и крестьяне разгромили его канцелярию и унесли с собой податные документы. Отряд полиции, прибывший из Чебоксар на следующий день для «наведения порядка», был обращен в бегство. Волнения были подавлены прибывшим из Казани отрядом казаков во главе с вице-губернатором. В Звенигове, Кокшамарах, Сидельникове были произведены многочисленные аресты. Одной из участниц волнения в Кокшамарах была  троюродная сестра основоположника марийской профессиональной музыки И. С. Ключникова-Палантая Агриппина Васильевна Ишпайкина (Боброва) - просветитель, учитель.  Она была первой революционеркой из народа мари.   30 июня 2019 г. исполнилось ей 138 лет со дня рождения.

 Вашему вниманию предлагаем отрывок статьи кандидата исторических наук Василия Геннадьевича Вострикова «Муза революции» из газеты «Йошкар-Ола» за 28 июня 2011 года.

 «…Она родилась в старинной марийской деревне Кокшамары, в которой тогда, в начале 1880-х годов, проживало порядка 700 человек. Своего выращенного хлеба не хватало, так что зарабатывали кокшамарцы на жизнь лесоразработками, отхожими промыслами, работали на смолокурнях. Народ в Кокшамарах заметно выделялся на общем сельском фоне края: свободолюбивый, с большой тягой к культуре, много грамотных (40 процентов от населения деревни). 8 января 1883 года здесь было открыто начальное училище.

Семья Ишпайкиных была большой культурной семьей, из которой вышли такие выдающиеся люди, как Яков Эшпай и его сын Андрей Эшпай. В родстве с Ишпайкиными состоял Иван Степанович Ключников-Палантай. В Кокшамарах к настоящему времени установлены памятные бюсты и Ключникова- Палантая, и Якова Эшпая.

Агриппина Васильевна Ишпайкина (по мужу Боброва) приходилась Ключникову-Палантаю троюродной сестрой. После окончания Кокша- марского училища Чебоксарского земства она училась в Казанской учительской семинарии. По окончании учебы вернулась в родную деревню преподавать в школе. К слову, в Кокшамарах в то время кроме Агриппины Ишпайкиной получили специальное педагогическое образование около 20 местных крестьян.

Казанское заведение, в котором училась Ишпайкина, было, по ее словам, «закрытым», в котором реалии внешнего мира плохо доходили до семинаристок. Никаких понятий о политических партиях, о классовой борьбе воспитанницы семинарии не имели. С политикой Агриппина соприкоснулась уже в Кокшамарах летом 1906 года, когда Иван Ключников ночью привел к Агриппине Ишпайкиной на квартиру трех агитаторов из Казани. Они передали ей кипу книг, брошюр и прокламаций и попросили распространить все это среди рабочих-лесорубов и сплавщиков. Весь разговор шел в темноте (гости просили по соображениям конспирации не зажигать лампы). Одного из агитаторов звали «рабочим Алексеем».

Агриппина Васильевна на рассвете запрещенную литературу разбросала по подворотням и по дороге, по которой обычно ходили рабочие. Заинтересуются - поднимут.

Приезжие казанские товарищи предупредили Ишпайкину, чтобы она берегла себя для будущей конспиративной работы и не ходила на митинги и сходки. Но все же любопытство взяло верх, и молодая учительница побывала на митинге, на котором «рабочий Алексей» призывал к вооруженному восстанию против самодержавия.

В то время, с весны 1906-го, среди кокшамарцев активно велась анти-

правительственная агитация. После первого же митинга (в июне), на котором присутствовали все местные крестьяне, в деревне появились революционная ячейка и подпольная библиотека, где почти ежедневно устраивались беседы на политические темы: что такое демократическая республика, учредительное собрание, всеобщее голосование.

На одном из митингов приняли резолюцию о присоединении к вооруженному восстанию. Тот митинг (30 июля) готовился заранее. Людей оповестили за неделю, а накануне вечером в Кокшамары тайно прибыли три оратора из Казани, которые и пришли вечером к Ишпайкиной вместе с ее троюродным братом.

О готовящемся митинге кокшамарцев узнала полиция. Утром 30 июля в Кокшамарах для «собрания более точных сведений» появился под видом плотника полицейский агент. Но крестьяне быстро раскусили его и выдворили до Мариинского Посада,  на другой берег Волги.

На митинг собралось, вероятно, более 300 крестьян. Приезжие ораторы говорили о том, что Государственная дума не оправдала возложенных на нее надежд и что земли и свободы следует добиваться силою, а для этого необходимо всему народу разом восстать.

По ходу митинга крестьяне разоружили подоспевших полицейских, а после митинга с пением революционных песен прошлись по деревне. Агриппина Ишпайкина была среди тех, кто провожал казанских агитаторов. Полицейских, которые хотели их выследить, кокшамарцы силой задержали до вечера, не давая уйти.

Власти задались целью во что бы то ни стало изловить казанских ораторов. Повсюду расставили засады, но крестьяне были бдительны и не дали изловить своих гостей. Ишпайкину полицейские искали особенно усердно, надеясь схватить ее в Мариинском Посаде (в мятежные Кокшамары полиция соваться опасалась). Для безопасности кокшамарцы отправили на время Ишпайкину и Ключникова в Казань, посадив их на проходящий пароход.

Наконец в августе 1906-го в Кокшамары прибыла карательная экспедиция. Многих сельчан арестовали. 19 сентября в Казани задержали и Агриппину Ишпайкину. В 1907-м ее приговорили к 3-летней ссылке, которую она отбывала в одном из сел Архангельской губернии.

После революции 1917 года Агриппина Васильевна вернулась в Кокшамары, где продолжила педагогическую деятельность в начальных классах, помогала ликвидировать неграмотность среди односельчан. Она поражала учеников своей подтянутостью и аккуратностью. На ней всегда были белоснежная блузка и темный сарафан. Никогда не повышая голоса, Боброва умела найти подход к каждому ученику, при этом дисциплина в ее классе была железная.

Словом, Агриппина Васильевна была настоящей представительницей русской дореволюционной школы в ее лучших традициях. Словно о Бобровой создан фильм «Сельская учительница» (1947), в котором актриса Вера Марецкая сыграла одну из лучших своих ролей - сельской учительницы Варвары Васильевны.

Работала А.В. Боброва до начала 1950-х годов, ушла из школы лишь с ухудшением зрения. След в жизни школы и своих учеников она оставила незабываемый, став примером первого учителя, открывающего малышам дорогу в широкий и сложный мир и научившего их, теперь уже седых и умудренных жизнью, первым навыкам чтения, письма и счета».

                                                                                       Василий ВОСТРИКОВ.

 

P.S. 10 июня 2016 года в деревне Кокшамары состоялось торжественное открытие мемориальной доски на доме, где жила Агриппина Васильевна Ишпайкина (Боброва).

 

По данной теме вы можете прочитать следующую литературу:

  1. Общественно-политические движения. Революция 1905-1907 гг. // Иванов А. Г. История Марий Эл / А. Г. Иванова, К. Н. Сануков. – Йошкар-Ола, 2015. – С. 204-210.
  2. Воробьев И. Помйал волысышто / И. Воробьев // У илыш. – 1925. - № 11-12. – С. 14-16.
  3. Патрушев А. С. Политический митинг в Кокшамарах в 1906 году / А. С. Патрушев // Вопросы дореволюционной истории Марийского края. – Йошкар-Ола, 1978. – С. 131-143.
  4. Сорокина Г. Неугасимый огонь памяти / Г. Сорокина // Звениговская неделя. – 2016. – 29 янв. – С. 3. 
Русский