100 лет Марий Эл. Герой воздушного тарана – наш земляк

05.06.2019 | 904 просмотра(ов)

Люди старшего поколения знают о летчике Викторе Талалихине, который одним из первых в СССР совершил ночной воздушный таран немецкого самолета-бомбардировщика. И такой случай не был единичным. Историки, изучая подвиги советских летчиков в годы Великой Отечественной войны, выявили 210 героев совершивших этот героический поступок. Среди них 23-им был наш земляк Геннадий Сырейщиков. Об этом сообщалось в оперативной сводке Советского Информбюро.

Если на земле советский воин, не имея гранаты  для подавления огневой точки противника, ложился грудью на амбразуру дота, то в  воздухе советский летчик, израсходовав весь свой боекомплект, бросал свой безоружный самолет на противника и сбивал его ударом крыла или винта. Таран – искусство героев, дело чрезвычайно сложное.  За всю войну ни один фашистский летчик не решался на такой шаг. Всего 20 лет было Геннадию Сырейщикову, а он уже слыл бывалым летчиком. Командир эскадрильи не раз ставил его в пример другим, подчеркивая, что молодость и отвага в сочетании с отличными летными качествами способны творить чудеса.

 …2 июня 1943 года выдалось жарким. Жизнь на аэродроме шла своим чередом. Летчик Сырейщиков сидел в кабине своего самолета - дежурил. В кабине самолета в такой день сидеть было не очень-то приятно. Дежурство на взлетной площадке прервалось неожиданно быстро…

Вот что было написано в газете «Марийская правда» за 15 июня 1943 года.

ПЕРВАЯ ПОБЕДА МОЛОДОГО ЛЕТЧИКА.

ИСТРЕБИТЕЛЬ ГЕННАДИЙ СЫРЕИЩИКОВ ПРОТАРАНИЛ НЕМЕЦКИЙ БОМБАРДИРОВЩИК.

Ha-днях летчик-истребитель Геннадий Сырейщиков одержал свою пepвую воздушную победу: протаранил немецкий самолет «Юнкерс-88».

Комсомольцу Сырейщикову — 20 лет. Родился он в селе Куженер Марийской АССР. Занимаясь в одном из техникумов Москвы, он одновременно учился в аэроклубе.

★ ★ ★

 

Вот что рассказал нам, сидя в кабине самолета, отважный пилот о своей первой воздушной победе:

— Так же, как и сейчас, я сидел в своей кабине. Небо было чистое, безо6лачное. Вдруг в наушниках послышался знакомый голос капитана Бурьяна: «Немедленный вылет пары! «Юнкерс-88», на высоте 7 тысяч метров, летит в направлении к пункту Н.».

Вместе с младшим лейтенантом Мазуренко мы взлетели мгновенно. Сразу же с набором высоты пошли в указанный пункт. Над пунктом я| сделал вираж, чтобы лучше осмотреться. В этот момент по радио передали добавочные сведения о противнике. Я снова перевел свою машину в линию горизонтального полета. Мазуренко следовал за мной. Через несколько минут левее себя мы увидали немецкий самолет типа «Юнкерс-88». Он был выше нас метров на сто, шел курсом 90. Мы зашли со стороны солнца, и стали набирать превышение, чтобы занять выгодную позицию для атаки. Ведомый летчик Мазуренко несколько отстал от меня, оказавшись ниже. Заход со стороны солнца позволил мне обеспечить внезапность первой атаки. Я подошел к противнику на близкую дистанцию и нажал на гашетки. Сначала бил по стрелку. Тот открыл, было, по мне огонь, но вскоре замолчал. Я перевел тогда огонь на моторы и кабину. Мне было видно, как трасса прошивала вражеский самолет. Однако он не горел.    

Линия фронта была недалеко. Противник явно стремился уйти. Тогда я решил таранить его.

Из опыта таранов, проведенных летчиками противовоздушной обороны, мне было известно, что заход с нижней полусферы выгоднее, чем с верхней. Так я и сделал. Когда нос моей машины поравнялся с бомбардировщиком, я взял ручку на себя. В этот момент послышался сильный треск. Я только успел увидеть, как посыпались какие-то щепки: мою машину перевернуло, и она стала беспорядочно падать. На ощупь нашел ручку управления и попытался вывести машину из штопора. Но она не поддавалась управлению. Пришлось оставить ее.

Ошибка моя в том, что я погорячился: дал сильный газ. Машина вместо того, чтобы кончиком лопасти винта слегка коснуться хвостового оперения «Юнкерса», врезалась в него и отрубила фюзеляж. Мой ястребок не выдержал такого удара.

Я спустился на парашюте. Меня подвезли к сбитому самолету. Распластав свои широкие крылья, «Юнкерс» лежал на «лопатках». Его окружали ребятишки и взрослые. Одна старушка лет шестидесяти протянула мне какой-то узелок.

— Возьми, сынок, покушай, — сказала она, небось проголодался.

Меня это рассмешило. Но чтобы не обидеть старушку, взял узелок

Экипаж немецкого разведчика погиб: два стрелка, прошитых моими пулями, валялись в нескольких метрах от самолета. Трупы летчика и штурмана мы извлекли из-под обломков. Вот, собственно, и все, что я могу рассказать.

                                                                                               Капитан Н. БАЛАКИН.

 

Геннадий Сырейщиков родился 5 марта 1923 года в Куженере в доме № 1 по улице Карла Маркса. Здесь он жил с мамой Анной Ивановной и отцом Георгием Фомичом, братом и сестрой до восьми лет. Учился он в первом классе Куженерской школы только пять месяцев. В феврале 1930 года семья Сырейщиковых переехала в город Можайск Московской области.  У Гены в детстве было много увлечений: купался, катался на коньках, бегал на лыжах, играл в волейбол, а в Можайске неожиданно увлекается авиамоделизмом. Из воспоминаний мамы Анны Ивановны: «Искусно мастерил он модели самолетов разных размеров и конструкций. Сделает самолет, залезет на крышу и запускает его. И каждый раз, широко раскрыв глаза, смотрел, как, набрав высоту, легко планировала маленькая блестящая модель».

После окончания Тропаревской средней школы Можайского района, Гена в 1938 году поступил в техникум и все больше мечтал о небе и поэтому записался в аэроклуб. В 1941 году поступил в летную школу. Здесь он и встретил войну. В 1942 году, как отличника учебы, Геннадия направили на защиту сердца нашей Родины – Москвы в звании младшего лейтенанта, летчика-истребителя 565-го истребительного авиаполка. На своем истребителе он провел десятки воздушных боев и всегда выходил из них победителем.

Родина высоко оценила подвиг Геннадия Сырейщикова. Указом Президиума Верховного Совета СССР, подписанным М. И. Калининым,   он был награжден орденом Красного Знамени. Ему было присвоено очередное звание лейтенанта и предоставлен отпуск на родину. Из скромности он ни словом не обмолвился ни отцу и ни матери, эвакуированным в родной Куженерский район, что повторил героический подвиг Виктора Талалихина.

Проведя всю войну в боях, он остался жив и закончил свой боевой путь на Дальнем Востоке, участвовал в боях с японскими самураями. Имел множества благодарностей и грамот за образцовое выполнение боевых заданий. В 1944 году Геннадий Георгиевич был награжден медалью «За оборону Москвы».

  В звании капитана командовал авиационной эскадрильей. Женился на медсестре Иде Петровне. Родился сын Евгений. Геннадий Георгиевич  погиб год спустя после войны. Погиб на земле. Во время выполнения служебных обязанностей – попал в автомобильную аварию. Было Геннадию Георгиевичу Сырейщикову всего 23 года. Образ бесстрашного, мужественного летчика, его подвиг воспел поэт Я Шварцман:

Обыкновенный русский парень

Бросает немца с высоты.

И в том стремительном ударе

Геройства истого черты.

Кто предан всей душой Отчизне,

Кто гневом плавит смерти лед,

Кто в бой идет во имя жизни,

Тот силы к подвигу найдет.

  При подготовке материала использована следующая литература:

  1. Балакин Н. Первая победа молодого летчика / Н. Балакин  // Марийская правда. – 1943. – 15 июня. – С. 2.
  2. Бессонова Л. Герой воздушного тарана / Л. Бессонова // Отчина. – 2011. - №. 3. – С. 22-23.
  3. Садовин Н. Герой неба : очерк / Н. Садовин // Заря. – 1966. – 10 дек. – С. 3.
  4. Садовин Н. Небо покоряется смелым / Н. Садовин // Молодой коммунист. – 1967. – 5 янв. – С. 2.
  5. Садовин Н. Он был двадцать третьим / Н. Садовин // Марийская правда. – 1970. – 24 сент. – С. 3.
Русский